Мне подарили

13:06 16.12.2017
Анастасия Бузько опубликовала запись в сообщество Наш мир

Жить сейчас

Метки: жизнь, стихи, смерть, Марина Бойкова, НМ
12:48 21.11.2017
Анастасия Бузько опубликовала запись в сообщество Наш мир

"Попросить убежище? Но от чего?" Как живут те,кто уехал в США по туристической или студенческой визе — и решили остаться

В 2016 году 3 529 россиян получили иммиграционные визы в США. Неиммиграционных виз — туристических, студенческих, рабочих — было выдано в 38 раз больше: их получили 136 665 россиян. Каждый год некоторые из получателей таких виз, отправившись в США, решают не возвращаться. «Медуза» нашла и расспросила нескольких человек о том, как им живется и о том, как они легализуют свой статус и обустраиваются.

Александр Смирнов

продавец

из личного архива Александра Смирнова

Моя жизнь в России меня устраивала — до того момента, как я совершил каминг-аут. Мне стали угрожать в соцсетях и по телефону, расписывали мой подъезд. Я мог прийти домой и увидеть надпись у своей квартиры: «Здесь живет пидор». Меня попросили уволиться из пресс-службы заместителя мэра Москвы по градостроительной политике и строительству. Начальница надавила на мое чувство ответственности: сказала, что если ее босс узнает о моей ориентации и публичном ее раскрытии, уволиться придется всем. Я думаю, этого бы не случилось, но тогда написал заявление об уходе по собственному желанию. Конечно, мне было некомфортно, но когда живешь так ежедневно, воспринимаешь это как часть реальности.

А потом умерла моя бабушка в Благовещенске и оставила мне маленькую двушку-хрущевку. Когда мама рассказала мне об этом, я в течение суток принял решение, что я ее продам и уеду в США — там уже жили мои друзья. Для меня, 40-летнего человека, не знавшего ни одного языка, кроме русского, важны были люди, которые помогут на первых порах с адаптацией, и деньги — без них переезд бы стал авантюрой, на которую я бы в этом возрасте не решился.

Туристические визы мы делали вместе с мамой — я уже понимал, что никогда не вернусь, поэтому мне было важно, чтобы она могла прилетать ко мне. На интервью в консульстве у меня не спрашивали об иммиграционных намерениях, но я знал, что буду просить убежище. Так делают многие беженцы — въезжают в страну как туристы, и в течение следующего года пытаются изменить статус.

Я снял студию в русскоязычной части Бруклина, стал учить язык и изучать город: мы с мамой ходили на бродвейские мюзиклы, отметили мой и ее дни рождения, просто гуляли. Меня поразило, что нам постоянно попадались вежливые люди. Я не видел на улицах пьяных — не возле баров, а просто идущих по тротуару. В Благовещенске таких было в избытке. Да, в метро было грязнее, чем в Москве, но положительных моментов было больше — мне нравился Нью-Йорк, и я с большим удовольствием его изучал.

Когда мама вернулась в Россию, я легко нашел бесплатных адвокатов: в США юридические компании берут на себя обязательства по помощи людям, у которых нет средств оплатить услуги юриста. Мне помогли подготовить и перевести пакет документов — доказательства того, что моей жизни на родине действительно угрожала опасность. Такие бумаги помогают убедить иммиграционного офицера предоставить убежище, и они у меня были — справка о задержании из полицейского участка, куда я попал после акции протеста по отстаиванию прав геев в России, заметки и интервью в СМИ. С представителями этой фирмы я встречался около 10 раз, за это время мы успели обсудить все: от моих детских лет до последних дней пребывания в России. Адвокаты не любят делать прогнозы, но сказали, что шансы получить убежище, а затем и грин-карту у меня высокие. Дело было готово спустя год, мы подали документы в 2015 году, и с тех пор я жду интервью. Это нормально — здесь очень большая очередь тех, кто хочет получить политическое убежище. По прогнозам, к иммиграционному офицеру я попаду в декабре 2017 или январе 2018 года.

Разрешение на работу мне дали через девять месяцев после подачи заявления. Деньги у меня к этому моменту уже заканчивались, и я устроился работать в магазин — сортировал орехи. Мне платили девять долларов в час, если я работал 40 часов в неделю. Если работал сверхурочно — за каждый «лишний» час платили в полтора раза больше. Это очень небольшие для Нью-Йорка деньги, но моя зарплата сортировщика орехов все равно была выше зарплаты работника пресс-службы в Москве.

На следующей работе я продавал рыбу: принимал товар, чистил карпов и окуней. На нынешней — продаю салаты. Магазин, в котором я работаю, находится недалеко от Манхэттен-бич, большинство покупателей — русскоговорящие, но 15-20% — американцы. С ними я общаюсь по-английски, на это моего языка хватает, но не более. Сейчас я жалею, что, приехав в США, не занялся обучением плотнее, но объясняю это тем, что мне нужно было время, чтобы восстановиться эмоционально. В январе собираюсь вернуться на языковые курсы, пока что на это не хватает времени — работаю по 55-57 часов в неделю. Физически я устаю, конечно, зато морально — отдыхаю. Это лучший коллектив за всю мою богатую трудовую биографию. У нас работают ребята из Украины, Таджикистана, Узбекистана, мы все говорим по-русски, нам нравится общаться друг с другом. Еще один важный для меня момент: я больше не вру. Я не рассказываю всем подряд о своей ориентации, но и не скрываю ее. Если меня спрашивают, честно отвечаю, что гей, а не выдумываю нелепые истории про любимую девушку, развод или несчастную любовь.

Я мечтаю хорошо выучить язык, получить грин-карту и пойти в колледж. Мне кажется, я смогу заниматься социальной работой. А сейчас рад делать то, что делаю: в этом году ко мне на четыре месяца приезжала погостить мама, и я смог оплатить ей билеты и показать лучшие Бродвейские постановки. Когда сидишь в первом ряду, и видишь, как главный герой смотрит маме прямо в глаза — ты гордишься. Потому что ты всего лишь какой-то продавец в каком-то магазине, но ты можешь, не жертвуя ничем, просто жить и радовать маму.

Яна Петрова

операционный директор в строительной компании

Имя героини изменено по ее просьбе

Я работала в крупном издательском доме в Петербурге, была директором по распространению. Я даже не думала что-то менять, в Нью-Йорке оказалась случайно — в гостях у одноклассницы. А там на вечеринке познакомилась с Эваном. Следующие два года мы встречались в Нью-Йорке, где он знакомил меня с родителями, я была у него дома в Колорадо. Эван и Америка нравились мне все больше: я видела, как живут здесь люди, видела, что для тех, кто хорошо работает, покупка своего дома, например, не является заоблачной мечтой — можно взять ипотечный кредит под 3% годовых. А я всегда хотела дом. Поэтому когда Эван предложил переехать к нему, я сразу согласилась. К тому же, я — дочь военного, в детстве мы много переезжали.

Уже в Колорадо мы поженились и собрали необходимый пакет документов для превращения меня из туристки в жену: телефонные разговоры, показания общих друзей и родителей, подтверждающие наши отношения. Пока я ждала разрешения на работу — его в США дают чуть раньше, чем грин-карту, чтобы кандидат мог платить налоги — отношения с мужем стали портиться. Я сходила с ума от безделья — бесконечно наводила чистоту в доме, готовила, даже посадила помидоры и картошку в огороде с видом на Скалистые горы. Мужа раздражала моя активность: у американцев другая ментальность, они более расслабленные — например, на то, чтобы сделать две стирки, закупить продукты на неделю и убрать дом, муж отводил себе три дня, а я справлялась за день. Ему было неловко за то, что он лежит на диване, пока я занимаюсь хозяйством, а так как я еще плохо знала язык, детально обсудить все разногласия мы не могли. Потом он ввязался в финансовую авантюру, потерял работу и деньги. На почве финансовых проблем у Эвана случился нервный срыв — в один из дней он сказал, что расправится со всеми, кто лишил его работы и денег, а потом застрелится сам.

Я сбежала из Колорадо в Нью-Йорк — было страшно проверять, осуществит муж задуманное или нет. Английский я знала уже хорошо, грин-карту мне к тому моменту уже дали, в Нью-Йорке приютили друзья, и я стала рассылать резюме: от Conde Nast до маленьких магазинов. Мне было все равно, где работать управляющим: нужно было снимать квартиру и оплачивать счета. В итоге меня взяли на должность заместителя администратора в коворкинг WeWork — я отвечала за то, чтобы все 540 человек, арендующие у нас места и офисы, были довольны. Через полгода стала управляющим, а еще через месяц — ушла в строительную компанию, которая занимается производством и установкой воздуховодов в небоскребы. У меня не было инженерного образования, зато я закончила физико-математическую школу, поэтому в чертежах разобралась легко.

Через два с половиной года я из ассистента доросла до операционного директора. Я управляю производством: занимаюсь согласованием чертежей, закупками, логистикой и коммуникацией с рабочими на объекте. Под моим началом работает 20 человек, а мой начальник в переговорах с новыми клиентами использует меня как вау-фактор — в строительстве до сих пор работает мало женщин. Однажды мы закупили запчасти для нашего оборудования, и, когда нам его привезли, на огромной обернутой в пленку палете был розовый стикер: название фирмы и слоган — «Компания, управляемая женщинами». Я пока не знаю, как к этому относиться: с одной стороны, мы действительно молодцы, с другой — если я успешно управляюсь с бизнесом, зачем дополнительно анонсировать то, что я женщина?

Я так же, как и мужчины, встаю в 5:30, а в 7:00 — уже работаю. Соотношение зарплат у нас разное: там, где женщина получает 92 цента, мужчина получает сто, но мой уровень жизни сейчас меня устраивает — он гораздо выше, чем тот, который был у меня в России. Мне 42 года, я эмигрант, у меня акцент, а еще я не замужем и у меня нет детей — но за шесть лет в Нью-Йорке никто не заставил меня почувствовать себя неловко по этому поводу. Отчасти дело в самом городе — здесь все откуда-то приехали.

А вот мой папа-военный все эти годы считал, что мне нужно вернуться в Россию. Он звонил и стучал кулаком по столу, считая, что, раз личная жизнь не задалась, делать мне в Америке нечего. Поверил в то, что я, кажется, не бедствую, только после того, как я прислала ему фотографию 70-этажного жилого дома у Бруклинского моста. Написала: «Видишь? Это здание строит твоя дочь». Я знаю, он гордится мной — хотя время от времени и ворчит на тему, чего мне в Петербурге не сиделось.

Алена Шарандак

визажистка

из личного архива Алены Шарандак

Все толстые, едят гамбургеры, запивают их кока-колой и плохо шутят — примерно так я представляла себе Америку лет до двадцати. А потом уехала учиться в Китай и там узнала о программе Work and travel. Подумала — почему бы и нет? Я толком нигде не была, почему бы не съездить еще в одну страну. Так я попала в Оушен-сити, штат Мэриленд. Маленький городок с пляжем и длинной улицей с барами меня не впечатлил: делать было совершенно нечего. Я проработала там поваром три месяца, скопила немного денег и перед возвращением в Россию подарила себе неделю в Нью-Йорке. Он меня потряс! По дороге в [аэропорт] JFK я решила, что обязательно сюда вернусь, и в России взялась за дело: в августе 2011 выбрала школу по изучению английского и подала документы на студенческую визу, а в октябре — уже переехала. Поначалу было страшно: я никого не знала. Потом подружилась с двумя девушками, мы вместе сняли квартиру в конце Брайтон-бич, на Шипшед Бэй — адаптироваться стало легче.

Деньги заканчивались, поэтому я перевелась в более дешевую школу английского — такую, в которой можно было появляться пару раз в неделю для галочки — и устроилась хостес в ресторан на Манхэттене. Это было не совсем законно — если ты студент, должен учиться, а работать не имеешь права. Но я схитрила — использовала номер социального страхования, который мне дали, когда я работала в Мэриленде по программе Work and travel (выдается всем студентам, приезжающим в США по этой программе, чтобы они могли платить налоги — прим. «Медузы»). Владельцы ресторана тоже схитрили — зная, что за нелегального работника их могут серьезно оштрафовать, они платили мне 300 долларов в неделю. Для Нью-Йорка это копейки.

Помню, как смотрела на людей, покупающих в Starbucks латте за 4 доллара, и не понимала, как можно выбрасывать такие деньги. Через 7 месяцев меня мягко попросили — сказали, что дольше работать с нелегалом не смогут. Я перешла в ирландский паб, где столкнулась с харрасментом — ко мне приставал пожилой босс-ирландец, а когда я отказывала, мстил: было уже лето, и он мог заставить меня стоять на улице, под солнцем весь день, без тени. Следующие работодатели — владельцы шашлычной в Квинсе — мне просто не платили: я получала только чаевые. Соответственно, если клиентов не было или никто не оставлял на чай, я, проведя на работе с 11 утра до 12 ночи, не получала ничего. Мои работодатели знали, что деваться мне некуда — собственно, у них работали только такие как я: то есть те, кому легально работать было нельзя.

Так прошло два года. Я меняла работы, понимала, что мне нужна грин-карта, но не знала, как ее получить. Попросить убежище? Но от чего? В России у меня все было хорошо, а врать и наговаривать не хотелось. Рабочая виза? Тоже нет, нужно было быть ценным специалистом — например, ученым или айтишником, а не экономистом, как я, которым может быть каждый второй в Нью-Йорке. Выйти замуж я всегда мечтала по любви и на всю жизнь.

Мечта частично сбылась — я встретила парня, американца колумбийского происхождения, через два месяца он сделал мне предложение, мы поженились, и через год я отправила документы на изменение статуса. Мы сходили на интервью — американские власти лояльно отнеслись к тому, что я работала нелегально, потому что все это время я платила налоги. А еще через два месяца муж избил меня так, что я подала на него заявление в полицию и развелась. Это сильно осложнило жизнь: для того, чтобы получить грин-карту, нужно быть в браке два года. Мне пришлось начать новый кейс: уже в качестве жертвы домашнего насилия. Адвокат обошелся в 10 тысяч долларов, а ждать пришлось следующие два года — к счастью, часть денег дали родители, часть скопила сама.

Я решила изменить профессию — в России я работала мерчендайзером, но мне всегда нравился макияж, я любила красить подруг. Увидела в сети, что в дьюти-фри аэропорта JFK требуется визажист — и решила попробовать. Меня взяли, в основном, потому, что я говорю на трех языках: английском, русском и китайском. Но я постоянно тренировалась в макияже — на работе красила клиентов и коллег, а дома — подруг и себя. Конечно, этого было мало, но когда друг прислал мне объявление о том, что в Chanel в универмаг Блумингдейлс требуются визажисты, я решила попробовать. Готовилась без устали: смотрела на Youtube видео Елены Крыгиной по нескольку часов, повторяла, смотрела, повторяла снова. Моя бизнес-менеджер потом рассказывала, что на интервью ее поразило мое бесстрашие — почти без опыта, я так хотела получить эту работу, что меня взяли. Собеседования длились четыре месяца — меня проверяла служба безопасности, но документы были уже в порядке.

Сейчас я живу в Аппер Ист-сайде в двухкомнатной квартире, одну из комнат иногда сдаю на Airbnb — это помогает платить аренду и оплачивать учебу: я снова решила изменить профессию и стала студентом школы здорового питания Integrative Nutrition. Я не думаю, что вернусь в Россию. Там человек, попавший в плохие обстоятельства не по своей вине и не имеющий связей и сил постоять за себя, может просто исчезнуть с лица земли. Здесь, когда мой муж избил меня, он был американцем, а я — никем, но закон встал на мою сторону. Ему запретили приближаться ко мне, а я год бесплатно ходила к психологу и восстанавливалась. В России у меня родные и друзья, я по ним очень скучаю, но чувство безопасности важнее этого. Важнее всего.

Анна Родина

Метки: сша, жизнь, статус, иммигранты, НМ, беженцы
18:07 30.09.2017
Анастасия Бузько опубликовала запись в сообщество Наш мир

Вещи дорожают....люди дешевеют

Люди дешевеют, вещи дорожают…
Просто бездуховность в мире процветает.
Уточкою губы, «селфи» с голым задом…
Были бы финансы… Доброты не надо…

Мимо инвалидов и котов облезлых
Едет модный перец с фейсом бесполезным…
У него стабильность… Папа в депутатах
И диплом не хилый… Он учился в Штатах.

Кто-то за идею и семью воюет…
Кто-то из генштаба званьями торгует…
Звёзды на погонах за продажу пленных,
Но они дешевле слёз обыкновенных…

Горе-командиру вдруг «героя» дали,
Чтоб в котле и дальше те своих бросали…
Чтобы брат на брата за авто и дачу…
Кто в бою бесплатно – жизнь отдал на сдачу…

Продаются кресла, галстуки, портфели,
Новости в газетах и большие цели…
Отыщите совесть за вознагражденье.
Курс души обвален за одно мгновенье…

Ненависть затмила в людях состраданье.
Главная задача – просто выживанье…
То, за что боролись – оказалось бредом…
Как в войне с собою одержать победу?

Только смех детишек возвращает к Богу,
Ведь войною к миру не найти дорогу…
Небо смотрит сверху и от слёз седеет…
Вещи дорожают… Люди дешевеют…


© Copyright: Ирина Самарина-Лабиринт, 2015

Метки: жизнь, стихи, наш мир, печально
11:31 21.07.2017
Анастасия Бузько опубликовала запись в сообщество AЯT (Искусство)

Художник невероятного изящества

Франсуа Фламенг
Купание придворных дам в XVIII веке. Жил когда-то такой француз, с добродушным, немного грустным лицом и красивыми, пышными усами.Звали его Франсуа Фламенг (Francois Flameng, 06.12.1856 – 28.02.1923).
Родившись в семье известного живописца и гравера – Леопольда Фламенга, дальнейший жизненный путь маленького Франсуа был предрешен. Раньше так было заведено. Отцы передавали дела всей своей жизни сыновьям. Так складывались поколения, династии пекарей, ювелиров, парфюмеров, любых мастеров и, конечно же, художников. Прием в Мальмезоне в 1802 году.
Когда в конце XIX века, во Франции, наряду с Парижской коммуной, уже вовсю бушевал импрессионизм, когда молодое поколение не устраивала не только политика, но и навязываемый старшими академизм в искусстве, Франсуа Фламенг (Francois Flameng), чтобы не нарушать традиций и не спорить, спокойно выбрал натуральную живопись. Наполеон I и папа Римский в Сен-Клу
Кто-то ведь должен рисовать в натуральном виде классическую историю и обслуживать монополию аристократов, высший свет, рисуя реалистичные портреты на долгую память. Так всю жизнь и прорисовал. Наполеон I на охоте в лесу Фонтенбло
Натуральная живопись от Francois Flameng – это яркий пример неоклассицизма. С его монументальностью, элементами античности, благородством форм и сюжетов. Прием в Компьене
Поговаривают, что неоклассицизм был ответной реакцией на импрессионизм. Все может быть. Но классическое искусство, явление древнее, приближенное ко двору, а, следовательно, самодостаточное. Карнавал в Венеции
Мольер на аудиенции у короля Людовика XIV в Версале
В молодые годы художник увлекался портретной живописью. Женский портрет
Портрет княгини З. Н. Юсуповой с двумя сыновьями в Архангельском.
Портрет княгини З. Н. Юсуповой
Портрет герцогини Доры Евгеньевны Лейхтенбергской,
Портрет миссис Менье
Портрет мадам D....
Портрет Великой княгини Елизаветы Федоровны
Портрет дамы
***
***
***
Умер художник в феврале 1923 года.Франсуа Фламенг был награжден Орденом почетного легиона. Работы его кисти хранятся в музеях мира, в том числе в Эрмитаже. #ФрансуаФламенг

Метки: творчество, жизнь, картины, АЯТ (Искусство), Франсуа Фламенг
13:27 15.07.2017
Анастасия Бузько опубликовала запись в сообщество I love Internet

Безумный художник: история скандальной жизни Оскара Кокошки!

Оскар Кокошка заслуживает внимания минимум по двум причинам. Причина первая: это великий художник-экспрессионист, известный во всем мире, но недооцененный в России. Причина вторая: во время оргии Кокошка отрубил голову своей кукле для секса.

Оскар Кокошка

Тем октябрьским вечером 1919 года в Венском оперном театре намечалась громкая премьера новой оперы Рихарда Штрауса «Женщина без тени». Фойе, расписанное художником Швиндом причудливыми красно-золотыми цветами, заполнилось зрителями еще за час до начала представления, но никто не спешил проходить в зал, предпочитая пообщаться со знакомыми и послушать свежие сплетни.

Говорят, Мария Ерица, солистка Венской оперы, прозванная «молнией» за свою красоту и непростой характер, уже наставила рога барону Фредерику фон Подраги, за которого недавно вышла замуж. А бывшая любовница Юнга, фрау Шпильрейн-Шефтель, теперь ни на шаг не отходит от его учителя, доктора Фрейда. Дамы переговаривались, обмахиваясь веерами в восточном стиле, а мужчины почти не поднимали взгляд: им крайне импонировала послевоенная мода на женские платья не ниже лодыжек.

Но уже к первому антракту внимание всей без исключения публики было приковано к пятой ложе второго уровня. Тут и там раздавались отрывочные высказывания: «Кокошка?», «С женщиной?», «Она в точности как живая», «Позвольте, он кормит ее мороженым!», «Похожа на фрау Малер».

В ложе было всего двое: Оскар Кокошка и его загадочная спутница, от которой художник не отвлекался ни на минуту: то обмахивал ее ярко-красным веером, то оживленно что-то ей рассказывал. Между тем сидевшая в полумраке ложи спутница, одетая в шикарное платье синего бархата, оставалась безучастна к этим проявлениям внимания.

В ложу то и дело заглядывали приятели Кокошки, и каждому он представлял свою спутницу как «моя Альма». Лицо очередного приятеля вытягивалось, когда он, согнувшись в игривом поклоне, замечал, что пухлая рука женщины была тряпичной. Ошарашенный гость тут же переводил взгляд на лицо — такое же тряпичное, как и рука, с неморгающими глазами и ярко-красным ртом.

Кокошка выбрал идеальную спутницу, не мешавшую наслаждаться своеобразной музыкой Штрауса: он пришел с куклой.


Автограф Оскара Кокошки

Дикое дитя Вены

Оскар вступил в ряды человечества в провинциальном австрийском городе Пёхларн в первый день весны 1886 года. Отец Оскара Густав-Иосиф происходил из семьи пражских ювелиров, некогда гордых и богатых, а нынче просто гордых. Позже Кокошка так отзывался о своем отце: «От него я научился с достоинством переживать нищету, вместо того чтобы выполнять нелюбимую работу». Время от времени Густаву-Иосифу все же приходилось превозмогать себя и чинить часы и украшения обычных горожан. Ведь, надо сказать, помимо Оскара у него было еще трое сыновей, и все имели привычку питаться.

Кокошки перебрались в Вену: здесь и заказов побольше, и образование мальчикам можно дать получше. Из всех сыновей Густава-Иосифа маленький Оскар был самым любознательным и пытливым. Постепенно он осваивал ювелирное ремесло, работая подмастерьем у отца. Как-то само собой решилось, что Оскар пойдет учиться на химика: отрасль перспективная и, должно быть, прибыльная. Подросток послушно ходил на занятия в химическое училище, а в свободное от формул и склянок время почему-то рисовал.

Это были странные рисунки: небрежные штрихи, искаженные лица и — а вот это как раз объяснимо — обнаженные девичьи тела. Рисунки так и остались бы сублимацией юношеского либидо, если бы один из сердобольных преподавателей не посоветовал Кокошке отправить их на конкурс в Венскую школу прикладного искусства. Неожиданно для 19-летнего Оскара его любительские наброски заняли первое место, и горе-химик получил стипендию на обучение в школе. Перемена была настолько невероятной, что Оскар предпочел не сообщать о ней родителям и скрывал от них правду о своем «химическом» образовании еще пару лет.

Занятия в Венской школе ремесел
Занятия в Венской школе ремесел

Молодой чех оказался в цент­ре австрийского художественного мира, ему благоволили такие великие люди, как художник Густав Климт и архитектор Адольф Лоос. Кокошка со своими откровенными рисунками отлично вписывался в эпоху, предполагавшую поиск нового и разрушение стереотипов. В стремлении познать искусство Оскар расходовал не только грифель и масляные краски. Например, уже в 1907 году на сцене только открытого и уже чрезвычайного модного кабаре «Летучая мышь» была поставлена его первая пьеса «Пятнистое яйцо», сыгранная собственноручно сделанными Кокошкой маленькими куклами. А один наивный финансист как-то заказал Кокошке книгу для детей и юношества — со стихами и иллюстрациями. Видимо, понятия о юношестве у банкира и художника слегка разнились, поскольку вместо невинной книги с легким для восприятия сюжетом заказчик стал обладателем опуса «Мечтающая юность». Произведение было иллюстрировано откровенными картинками и содержало глубокомысленные стихи вроде:

Красная маленькая рыбка
Маленькая рыбка красна
Мой нож тоже красен
Красны мои пальцы
В чаше рыбка брюшком вверх проплыла

Следующая пьеса под интригующим названием «Убийца — надежда женщин» вызвала огромный общественный резонанс и с легкого пера одного венского газетчика принесла Кокошке прозвище «Дикое дитя Вены». В 1908 году на показательной выставке Венской школы ремесел император Франц-Иосиф удостоил работы Кокошки комментарием: «Что за уродство?» На следующий же день Оскара лишили стипендии и отчислили из школы. Но чех не собирался отказываться от творчества. Он боготворил искусство за возможность выразить себя, свои чувства, метания… Ну и, конечно, за возможность вдоволь рисовать обнаженных девушек-натурщиц, которые к тому же не отличались строгими моральными устоями.

Хотя даже благовоспитанные особы не могли устоять перед приятной внешностью Оскара и его напором. Оскар отличался страстным темпераментом и любил разыгрывать драму. Он мог всю ночь простоять под окнами понравившейся девушки, вымокнуть до нитки, заболеть, упасть перед ней на колени, целовать ее ноги… Правда, завоевав девушку, Кокошка быстро к ней охладевал, поэтому каждый месяц менял адрес ночных стоянок под окнами. Оскар считал, что еще не встретил ту самую, способную принести ему истинные страдания. Но он ждал с нетерпением. И вот теплым осенним вечером 1911 года…


Автограф Оскара Кокошки

Художник и муза

— Позвольте представить вам мою дочь Альму Малер! — Художник Карл Молл протянул руку подошедшей статной молодой женщине в черном платье.

— Позвольте освежить вашу память: я дочь вашего покойного учителя, жену которого вы соблазнили после его смерти. — Альма, так и не подав руки отчиму, кивнула Кокошке. А тот стоял совершенно очарованный прямотой и грубостью этой пышногрудой богини в трауре. Карл Молл не пользовался благосклонностью венского художественного общества, и видеть, как его ставят на место, было довольно приятно.

Любовница и муза Оскара Альма Малер
Любовница и муза Оскара Альма Малер

Весь вечер фрау Малер развлекала Кокошку разговорами. Она не пыталась понравиться и высказывала смелые и любопытные мысли. Более того, критиковала работы Климта, своего «близкого друга и поклонника», на что даже Кокошка с его вспыльчивым темпераментом никогда бы не решился.

Провожая гостя до дверей, Альма без тени улыбки или кокетства сказала:
— Портрет моего отчима, который вы нарисовали, исключительно хорош. Вы передали его двуличную, алчную и жестокую натуру. Это редкий дар для художника.

Из подъезда Оскар вышел окрыленный. «Она была так обольстительна в своем траурном платье! Она меня околдовала!» — вспоминал Кокошка много лет спустя. Уже через час он отправил фрау Малер первое любовное послание.

Альма не отличалась классической красотой — напротив, имела крупные черты лица, полную фигуру и тяжелую поступь. Но мужчин будто гипнотизировала. За ней ухаживали Густав Климт и композитор Александр фон Цемлинский. Покойный муж Альмы, директор Венской оперы и композитор Густав Малер, посвятил ей свою самую известную симфонию — Восьмую. Последним ее любовником был архитектор Вальтер Гропиус, и Кокошка с радостью занял освободившееся место.


Их отношения напоминали бурю, выматывавшую и беспощадную. Особенно старался Кокошка. Уже в пожилом возрасте Альма вспоминала: «Мы постоянно занимались любовью. Когда случались перерывы, Оскар рисовал меня». И добавляла: «Он напоминал большого ребенка. Мог хохотать над шуткой и уже через секунду носиться по комнате в негодовании, размахивая руками». Во время романтического путешествия в Италию они зашли в Аквариум в Неаполе и там стали свидетелями любопытной сцены, разыгранной природой: медуза ужалила рыбу и парализовала ее. Оскар тут же распределил роли: он — рыба, а она — медуза.

Охлаждение между художником и музой-медузой совпало с началом Первой мировой войны. Оскар утомлял Альму. Он требовал, чтобы они поженились, но куда престижнее быть вдовой великого композитора Малера, чем женой полубезумного чеха Кокошки.

И это несмотря на то, что карьера Оскара пошла в гору. Его даже пригласили преподавать в Венскую школу ремесел, то есть в ту, из которой несколькими годами ранее отчислили.

Сохранилась запись из дневника Альмы: «Сегодня во время близости я отказалась ударить Оскара. Тогда он начал нашептывать мне казни, которые придумал для лечащего врача моего покойного мужа. Это было отвратительно». Терпение женщины иссякло, когда Кокошка, запрещавший ей аборт, после операции выкупил в больнице окровавленную простыню и демонстрировал ее в венских кабаках.

Отвергнутый Кокошка, вдохновившись собственным горем, за пару суток написал свою самую известную картину — «Невеста ветра».

Наиболее известное полотно Кокошки – «Невеста ветра»

На деньги, заработанные с продажи картины, Оскар купил лошадь. Благодаря протекции влиятельных друзей художник был зачислен в престижный Пятнадцатый драгунский полк. Адольф Лоос, друг Кокошки, сфотографировал его в импозантной форме, и на основе фотографии были выпущены открытки, которые пользовались огромным спросом.

▲ Художник в форме драгуна перед отправкой на фронт
Художник в форме драгуна перед отправкой на фронт

С выражением мученичества на лице, под ликующие крики толпы Оскар вместе со своим полком покинул Вену. А в один из первых осенних дней 1915 года Вену потрясло известие: на Восточном фронте героически погиб 29-летний художник Оскар Кокошка.


Автограф Оскара Кокошки

Возвращение убиенного сына

Открыв дверь, фрау Кокошка потеряла дар речи. Перед ней стоял призрак ее погибшего сына. Два года прошло с того момента, как все венские газеты опубликовали некрологи Оскару Кокошке. Мать уже пережила утрату, отметив ее поседевшими волосами, — и вот он стоит перед ней живой. Женщина кинулась на грудь сына с рыданиями, только теперь ее душили слезы радости.

Оскар подробно рассказал историю своего магического воскрешения. Он действительно был в гуще сражения. Его ранили в голову, и он упал с лошади. Ходившие по полю солдаты добивали агонизировавших противников. Один из них на всякий случай проткнул Кокошку копьем и, как выяснилось, задел легкое. Все эти обстоятельства не помешали художнику выжить. Оскара подобрали врачи, и он был взят в плен в Галиции. Несколько месяцев Кокошка не мог вспомнить ни своего имени, ни рода занятий, ничего. Оправившегося безымянного драгуна обменяли на пленных союзников и затем снова отправили на фронт. Долго Кокошка не протянул: у него случился нервный срыв. Военный врач признал Оскара психически нестабильным (наконец-то признание на официальном уровне!). С этой характеристикой художник был отпущен домой, благо память к нему вернулась в полном объеме.

Вернулась и былая страсть к Альме, вышедшей тем временем замуж за архитектора Гропиуса. Поскольку восстановить отношения с бывшей любовницей не представлялось возможным, Кокошка нашел более оригинальный способ вернуть в свою жизнь любовь.


Автограф Оскара Кокошки

Мечта фетишиста

В июле 1918 года Оскар озадачил мюнхенскую художницу Гермину Моос странным заказом. Ему нужна кукла, похожая на настоящую женщину — вполне определенную женщину. Он заплатит, благо недостатка в заказах у «чудом воскресшего» художника не было. В Мюнхен полетели письма с подробными инструкциями: «Прошу вас, уделите особое внимание изгибам женского тела. Они должны быть такими, чтобы, гладя их, я испытывал наслаждение… Возможно ли, чтобы у куклы открывался рот и в нем были зубы и язык? Надеюсь на вас!»

Гермина Моос со своим творением – куклой для Кокошки
Гермина Моос со своим творением – куклой для Кокошки

За пару месяцев до прибытия куклы Оскар потратил приличную сумму на ее гардероб: платья и кружевное нижнее бель­е были заказаны им в Париже. И вот весной 1919 года кукла прибыла, однако Кокошку постигло разочарование. В письме Гермине Моос он писал: «Едва ли ее кожа так же нежна и тонка, как кожа настоящей женщины!» Кроме того, кукла была набита пухом, что осложняло процесс одевания. «Натянуть на нее чулок так же невозможно, как просить парижскую танцовщицу вальсировать с медведем!» — негодовал художник. Тем не менее Кокошке все же удалось нарядить куклу, после чего в компании безмолвной спутницы он стал посещать все светские мероприятия Вены.

Кукла прибавила Оскару популярности, но счастья так и не принесла. В своем позднем автобиографическом очерке «Фетиш» Кокошка писал, что кукле не удалось удовлетворить его сексуально, постепенно она даже стала раздражать художника. Пришло время положить конец этой истории. «Я нанял оркестр… Венецианская куртизанка, с которой я был близок, одетая в плать­е с глубоким декольте, настаивала, чтобы я вынес куклу. Она жутко ревновала к моей набитой пухом Альме и все спрашивала, спал ли я с ней. Мой друг принес-таки куклу и даже провел ее перед всей компанией на манер современных показов мод. Под занавес вечеринки мы отрубили кукле голову, и я разбил об эту голову бутылку красного вина. Как же мы напились!»

Автопортрет художника с куклой
Автопортрет художника с куклой

Вскоре Кокошка получил назначение на пост профессора в Дрезденской академии, а с ним и шикарную квартиру-студию в цент­ре города. Преподавательский опыт 34-летнего Кокошки был невелик, даже плачевен. Например, с последнего места — преподавателя в частной женской школе в Вене — Кокошку выгнали по просьбе родителей, беспокоившихся за моральный облик дочерей. Художник и не нуждался в постоянном месте работы, ведь его картины прекрасно продавались.

После Венской биеннале 1922 года, где произведения чеха, как всегда, расхвалили, Кокошка заскучал. Он передал швейцару Дрезденской академии записку, в которой сообщал, что оставляет пост профессора, и, ни с кем не попрощавшись, уехал путешествовать. В странствиях по Европе и Африке он провел следующие десять лет.


Автограф Оскара Кокошки

Изгнание дегенерата

Успех, творческий и финансовый, вскружил художнику голову, и он не сразу заметил, как меняется настроение в Европе. И вдруг на очередной выставке в Италии Кокошку против обыкновения не вознесли, а раскритиковали. Оказалось, Муссолини заранее дал понять, как он относится к «мазне» чеха, а редкий критик решился бы с ним спорить. Негодующий Кокошка уехал в Вену к матери. Оскар дал ей умереть спокойно, скрыв творившиеся в стране события, а особенно новость о том, что его картины заняли почетное место на выставке «Дегенеративное искусство», организованной Геббельсом. Похоронив мать, Кокошка бежал в Прагу. Там его настигло другое малоприятное известие: более четырехсот его работ изъяты из музеев Германии. Какие-то уничтожены, какие-то рассованы по подвалам. Пути назад нет, решил Оскар и принял чешское гражданство. Единственное, что утешало его в тот период, так это знакомство с молодой чешкой Ольдой Павловской. Она сильно напоминала Альму — тяжелой фигурой и густыми темными волосами. Но характер у Ольды был покладистый, она не уставала от перепадов настроения Кокошки, от его непостоянности. Оскар, стоявший на пороге пятидесятилетия, пресытился случайными связями и после смерти матери особенно нуждался в друге, который всегда был бы рядом. Если этим другом окажется молодая девушка с большой грудью — что ж, еще лучше.

Автопортрет с Ольдой
Автопортрет с Ольдой

Оскар и Ольда поженились в Праге, перед тем как в 1939 году бежать от фашистской власти в Англию. К несчастью, это была единственная страна в Европе, где о Кокошке толком никто не слышал. Молодожены поселились в рыбачьем поселке Полперро, что в Корнуэлле. Денег не хватало хронически. Художнику, чьи картины коллекционировали, перекупали и выставляли в лучших галереях мира, приходилось сидеть в тени панамы и за гроши рисовать праздно шатавшихся по причалу туристов. Унижение было настолько велико, что душевное расстройство Оскара усугубилось. У него развилась паранойя. Каждый день, возвращаясь с причала, Кокошка дрожащим голосом объяснял Ольде, что соседи «против не

Метки: творчество, жизнь, интернет, художник, Оскар Кокошко
21:59 12.07.2017
Анастасия Бузько опубликовала запись в сообщество Книги

Эрих Мария Ремарк

Ремарк — эталон писателя ХХ века. Одинокий бабник, мужественный герой-неудачник, надломленный войной сентиментальный циник. Вместе с Хемингуэем он воспел «потерянное поколение» — тех, чья молодость выпала на межвоенное время. Воспел так, что переехал как трактором еще два-три поколения, которым тоже хотелось красиво страдать, красиво бросать женщин и, конечно, красиво вредить здоровью (пить и курить), как герои Ремарка. Побег в любовь и алкоголь с подачи писателя навсегда был принят читателями как рецепт от всех бед.

Эрих Мария Ремарк

Воспев романтичное самоуничтожение, сам Эрих Мария Ремарк прожил довольно долгую (1898–1970), бурную и успешную жизнь. Роман «На Западном фронте без перемен» (1928) сделал его богачом и знаменитостью. Он переезжал из страны в страну, убегая то от фашизма, то от несчастных любовей. Много, мучительно, но успешно писал. И почти все время боролся с алкоголизмом. Его дневники пестрят записями:
«Надо бросить пить. Нельзя терять себя»
«Опомнись, брат. Пей лишь с друзьями. А не на людях»
«Сколько времени выпито и прокурено!»

К счастью для читателей, этот порок питал и его прозу. У Ремарка пьют все. В «Трех товарищах» — водку от жизнелюбия; в «Триумфальной арке» — кальвадос от отчаяния; в «Жизни взаймы» — вино от обреченности.

В относительно благополучной жизни самого Ремарка пьянство было еще и ответом на любовные неудачи, если можно так назвать десятки романов с богемными красавицами. Лени Рифеншталь, Грета Гарбо, Марлен Дитрих…

«Ремарк пьет не зная меры. [...] В августе 43-го у него опять короткий и бурный роман — с Сандрой Рамбо. «Каждый день Наташа. Каждый день Сандра... Одному богу известно, чем это кончится!» [...] По утрам мучительно вспоминает, что говорил и делал во хмелю накануне вечером»
(В. фон Штернбург. Биография Ремарка).

Кончилось это циррозом и заболеванием сердца. Ну и десятком гениальных романов, обязательных к прочтению с 16 до 20 лет.

Гений против употребления

1898–1928 Родился 22 июня в Оснабрюке (Германия) в католической семье переплетчика с французскими корнями. В детстве учится рисованию и музыке, много читает. В 17 лет уходит на фронт Первой мировой. Множественные ранения. После войны работает библиотекарем, учителем, журналистом, органистом в церкви при психиатрической лечебнице, бухгалтером и даже автогонщиком. Женится на Ильзе Ютте Цамбоне, страдающей туберкулезом, однако ведет разгульный образ жизни. С окопных времен предпочитает кальвадос — «напиток мужественных парней». Первые шаги в литературе.

1929–1936 «На Западном фронте без перемен». Книгу переводят на 43 языка, фильм по ней получает «Оскара». «Три товарища» и «Возвращение». «Годы пьянства, преднамеренная гульба после первой книги», — запишет он в дневнике. За антифашистские взгляды его лишают немецкого гражданства, книги публично сжигают. Живет в Швейцарии, Франции, помогает беженцам. Переезжает в США. Обласкан Голливудом.

1937–1946 «Триумфальная арка» (прототип героини — Марлен Дитрих). «Возлюби ближнего». Мучительный многолетний роман с Дитрих, беспрерывные запои приводят к циррозу печени. В 1941 году получает американский паспорт и завидует Хемингуэю, попавшему на фронт Второй мировой. Работает мало: «Ясно вижу, что писать не могу».

1947–1970 Возвращение в Европу, ухудшение здоровья. Ремарк сбавляет обороты: «Не курю, почти не пью. Обхожусь без кофе. Трудно начать работать не куря». Женится на актрисе Полетт Годдар. Получает медаль и титул почетного гражданина от родного города и орден ФРГ. Плодотворно работает: «Искра жизни», «Время жить и время умирать», «Черный обелиск», «Жизнь взаймы», «Ночь в Лиссабоне». Умирает от аневризмы аорты, поставив точку в рукописи «Тени в раю».

Пьянство и карьера Ремарка


Подруга со стажем

Рут Мартон, американская актриса, подруга, друг и биограф писателя, оставила бесценные воспоминания о Бони (так звали Ремарка близкие) в книге «Береги себя, мой ангел».

Ремарк: Береги себя, мой ангел

«Я, чтобы не дать Бони напиться, сама выпила почти всю бутылку вина. Бони онемел. Я редко выпивала больше бокала».

«Один из его любимых рассказов был о том, как он в пять часов утра, после одной из голливудских вечеринок, переиграл самого Артура Рубинштейна. К счастью, оба были настолько пьяны, что вряд ли были способны заметить разницу!»

«Я знаю, что Полетт делала все, что в ее силах, чтобы удержать его от пьянства, но мне слишком хорошо было известно также упрямство Ремарка. Он сам говорил, что не сможет бросить пить, коли уж начал, а Денвер объяснил мне, что организм Бони просто не готов к полному воздержанию от алкоголя».

Метки: жизнь, книги, автор, Ремарк
06:08 30.06.2017
Анастасия Бузько опубликовала запись в сообщество Наш мир

Туркменский коммунизм — всё...

Знакомый сюжет! Ещё один псевдокоммунистический режим накрылся медным тазом.

Куба со скрипом переходит к рынку (в принципе, уже перешла), Венесуэла вот-вот сбросит Сумасшедшего Козла. И только Чучхе всё ещё держится в КНДР, хотя и там иногда проводятся реформы, имеющие мало общего с "социалистической самостоятельной экономикой".

Теперь настал черёд Туркменистана.


В прошлом году я писал, как устроен туркменский коммунизм.

Если коротко, в начале 90-х Туркменбаши решил, что в стране всё круто, поэтому каждый туркмен может бесплатно пользоваться газом, водой и электричеством. На самом деле плата начислялась, но символическая. Счета за коммунальные услуги при Ниязове были такими маленькими, что квитанция приходила раз в год. Бензин также стоил копейки (буквально 2 цента за литр).

В 2006 году, незадолго до своей смерти, Ниязов подписал указ "О безвозмездном предоставлении населению Туркменистана природного газа, электричества, воды и поваренной соли до 2030 года", который также предписывал оставить на прежнем уровне цены на бензин и дизельное топливо.

Ничего подобного населению Туркменистана, конечно, не досталось. В 2015 году, уже при Гурбангулы Бердымухамедове (он же Аркадаг), в разы выросли цены и на коммуналку, и на бензин.



При этом зарплаты остались на прежнем уровне. Точно среднюю зарплату в Туркменистане вам никто не назовёт, но минимальная установлена в размере 650 манатов ($185 по официальному курсу и раза в три меньше по курсу на чёрном рынке). Ветеран ВОВ получает минимум 1063 маната в месяц, а $500 – это очень хороший заработок.

Ну а теперь самое интересное! Аркадаг решил лишить своих подданных всех льгот:

"Отметив тот факт, что система льгот в настоящее время полностью стала неэффективной, глава государства поручил вице-премьеру Б.Ходжамаммедову подготовить предложения по аннулированию всех льгот, то есть льготы должны предоставляться не всем подряд, а только тому, кто действительно нуждается в социальной помощи".

Ещё в апреле по всей стране началась принудительная установка счётчиков. Бюджетников даже не отпускают в отпуск без справки о том, что у них дома счётчики уже установлены.

В общем, всё, деньги в Туркменистане закончились. Скорее всего, из-за падения цен на нефть, бессмысленных трат на мегапроекты, которые никогда себя не окупят, и в принципе экономической модели родом из прошлого века.



Сейчас, по разным данным, от четверти до половины населения Туркменистана сидит без работы. Льготы давали им возможность хотя бы заниматься подсобным хозяйством, держать огороды и скот без дополнительных затрат. Сложно себе представить, как теперь они будут выкручиваться.

Но Бердымухамедов придерживается иного мнения:



"Сегодня уровень жизни нашего народа очень высок, и эти льготы создают трудности при переходе к рыночной экономике".

Оценивая ситуацию в Туркменистане, эксперты в один голос говорят, что в тоталитарном государстве нет ни возможностей для перехода к рыночной экономике, ни базы для протестов.

То есть всем, кроме Аркадага, будет только хуже, но народ всё стерпит.


Метки: жизнь, фото, политика, Илья Варламов, НМ, туркмения
19:53 13.03.2017
Анастасия Бузько опубликовала запись в сообщество Наш мир

Три непростых счастья Александра Збруева

Он – знаменитый Григорий Ганжа из «Большой перемены», но молодое поколение знает его больше по ролям в «Ты у меня одна» и «Все будет хорошо» — в кинофильмах, которые стали популярными уже в 90-е – в то время, когда Збруев от ролей отказывался и баловал зрителя в лучшем случае раз в год. Какой была судьба мэтра?

Александр ЗбруевАлександр родился в Москве, в 1938 году, в обеспеченной семье заместителя наркома связи СССР и актрисы из аристократического рода.Через два месяца после рождения ребенка в семью пришла беда. Отца Александра арестовали и расстреляли.Мать с маленьким Сашей и его старшим братом сослали в Рыбинск. Долгое время они жили с клеймом "семья врага народа".

В 1943 году Збруевыем удалось вернуться в Москву и даже попасть в собственную огромную квартиру на Арбате, доставшуюся от отца. Только вот к их возвращению она уже стала коммуналкой, и бывшим хозяевам пришлось вселиться в одну маленькую комнату.

Маленький Саша считался во дворе задирой.Но, как ни странно, опыт хулиганской уличной жизни научит мальчишку не агрессии, а понятиям чести и достоинства, умению слаженно работать в команде, защищать слабых и до последнего биться за «своих». Сорванца с принципами и хорошим воспитанием во дворе знали под кличкой Интеллигент.

ЩУКА

биография актераМой младший брат (1962)

А вот школу Збруев не любил: учеба его не увлекала, а школьная дисциплина неусидчивого ребенка и вовсе провоцировала на новые отчаянные поступки. Дважды Александр Владимирович оставался на второй год, а к восьмому классу чуть и вовсе не бросил школу.Но старший брат уговорил получить аттестат, с которым тот смог бы поступать в театральное.

Зато вне скучных уроков жизнь юнца кипела и переливалась яркими красками. Чтобы защищать свою дворовую компанию, Збруев считал делом чести быть в отличной форме, поэтому усердно занимался гимнастикой и боксом и добился в спорте успехов.

Тем не менее после школы он все же решил пойти по стопам мамы и поступить в театральное училище имени Щукина.Именно это решение изменило его жизнь навсегда: Владимир Этуш, на курс которого попал Збруев, смог привить актеру трудолюбие и воспитать в нем живой интерес к профессии. Много раз в своих интервью Александр Владимирович назовет Этуша своим главным учителем и наставником.

ВАЛЯ

Два билета на дневной сеанс (1966)Два билета на дневной сеанс (1966)

Параллельно с поступлением в театральное Збруев женился. Не то чтобы он сознательно планировал создавать семью в столь молодом возрасте, но новая девушка в его тогда еще школьной компании — Валя Малявина — очаровала мальчишку проникновенным взглядом своих огромных глаз.

Первая любовь, юношеская страсть и ожидаемый результат: девушка забеременела.Чтобы не тревожить ни одну, ни вторую интеллигентную семью, влюбленные расписались тайно, а признаваться пришли уже после ЗАГСа.

Если ранний брак родители еще могли понять, то становиться бабушками и дедушками так рано были не готовы. Тем не менее, молодые стали жить вместе, а спустя некоторое время матери влюбленных сговорились отвести Валю в женскую консультацию.

Малявина до сих пор утверждает, что была уверена: в кресле гинеколога ее ждет плановый осмотр, но вместо этого врач вызвал преждевременные роды…

Узнав, что ребенка у них не будет, Збруев был разочарован и в возлюбленной, и в собственной жизни.Ребенок был для него желанным, он уже лелеял мечту о том, как они с Валей станут воспитывать малыша, но грезам было не суждено сбыться.

Еще какое-то время влюбленные пытались наладить отношения, но потом были вынуждены признать: ничего у них не получается. Еще находясь в браке, Валентина, которая к тому времени тоже поступила в театральный, влюбилась в режиссера, а Збруев дал ей развод – чтобы та смогла спокойно выйти замуж.

АКТЕР

Опекун (1970)

Опекун (1970)

Трагические события в романтической жизни заставили Сашу быстро повзрослеть. Он погрузился в учебу и стал все больше проводить времени в «Щуке» — оттачивать мастерство. Талантливого актера быстро рассмотрели мэтры.

Сразу после вуза Збруеву предложили место в труппе театра имени Ленинского комсомола.Правда, первые два года юному актеру приходилось больше смотреть и учиться, зато потом в театр перевелся Анатолий Эфрос, скоро рассмотревший в Саше большой потенциал.

Первая же главная роль, на которую Збруева утвердил Эфрос, принесла Александру Владимировичу широчайшую популярность в кругах столичной театральной публики.

За год до триумфа на подмостках Збруев вместе с Андреем Мироновым и Олегом Далем снялся в кинокартине «Мой младший брат». Кино ждал успех, а вот актера полюбят чуть позже, когда он начнет сниматься сначала в военных, а потом в детективных лентах.

НАТАША РОСТОВА

Людмила Савельева Война и МирЛюдмила Савельева "Война и Мир"

К нему уже пришла первая популярность, когда актер влюбился в новую звезду советского кинематографа, сыгравшую Наташу Ростову в «Войне и мире», — Людмилу Савельеву. Картина получила «Оскар» и вошла в мировые учебники по киноискусству, а на западе актрису назвали «советской Одри Хепберн».

На волне славы она и встретилась с другой сияющей звездой – Александром Збруевым.У влюбленных завязались отношения, а чуть позже они решили пожениться. Еще через какое-то время на свет появилась их совместная дочь Наташа.

Девочка росла очень творческой. В школьном возрасте ее даже утвердили на роль в фильме «Если веришь Лопотухину», с которой она блестяще справилась. Корифеи прочили дочке талантливых актеров блестящее актерское будущее, но однажды вся ее жизнь изменилась.

ДОЧЬ

Наследница по прямой (1982

Наследница по прямой (1982)
До супруги, а потом и до Наташи, дошли слухи о том, что у папы появилась любовница и, более того, другая женщина воспитывает вторую дочь Збруева. Психика ранимой Наташи не выдержала. С острым нервным расстройством девушка попала в больницу.

Оказалось, что у Збруева и правда случился служебный роман – с актрисой Еленой Шаниной, которая родила ему вторую дочь – Татьяну. Ее он тоже признал и воспитывал как свою. Актер не раз признавался, что любит обеих дочерей одинаково.Татьяна пошла по стопам родителей.

В одном из своих интервью Збруев поделился: он жалеет, что не смог вовремя познакомить своих дочек и сделать так, чтобы они дружили. Он считает себя виноватым в том, что упустил благоприятное для такого знакомства время.

Сегодня и Збруев, и Савельева отошли от кинематографических дел, а актер даже закрыл свой ресторан, в котором когда-то любила собираться актерская богема.Супруги ссылаются на то, что сегодня кинематрограф практически не предлагает интересного материала.

Впрочем, с качественным сценарием Збруеву повезло в 2014 году. Тогда за главную роль в «Кино про Алексеева», в котором он согласился сняться, прервав десятилетний отпуск, актер получил «Золотого орла» и приз имени Михаила Ульянова за лучшую мужскую роль.

После этого кинофильма Збруев больше нигде не снимался.

  • Кино про Алексеева (2014)

Метки: творчество, жизнь, фото, актёр, наш мир, Збруев
00:30 18.02.2017
Анастасия Бузько опубликовала запись в сообщество « ЗаБеГаЛоВкА »

Ненужный груз,который мы даже не замечаем

В возрасте 40 лет когти орла становятся слишком длинными и гибкими, и он не может хватать ими добычу. Его клюв становится слишком длинным и изогнутым и не позволяет ему есть. Перья на крыльях и груди становятся слишком густыми и тяжелыми и мешают летать. Теперь орел стоит перед выбором: либо смерть, либо длительный и болезненный период изменения, длящийся 150 дней… Он летит в свое гнездо, находящееся на вершине горы, и там долго бьется клювом о скалу, пока клюв не разобьется и слезет… Потом он ждет, пока не отрастет новый клюв, которым он вырывает свои когти… Когда отрастают новые когти, орел ими выдергивает свое слишком тяжелое оперение на груди и крыльях… И тогда, после 5 месяцев боли и мучений, с новым клювом, когтями и оперением орел снова возрождается и может жить еще 30 лет…
Очень часто для того, чтобы жить, мы должны измениться, иногда этот процесс сопровождают боль, страх, сомнения… Мы избавляемся от воспоминаний, привычек и традиций прошлого… Только освобождение от груза прошлого позволяет нам жить и наслаждаться настоящим и подготовить себя к будущему.
Метки: жизнь, психология, картинка, личность, забегаловка
Мы — это то, что мы публикуем
Загружайте фото, видео, комментируйте.
Находите друзей и делитесь своими эмоциями.
Присоединяйтесь
RSS Анастасия Бузько
Войти