Мне подарили

14:48 07.06.2018
Анастасия Бузько опубликовала запись в сообщество Книги

Билл Клинтон написал политический триллер — про президента

В США 4 июня вышел роман Билла Клинтона «Исчезновение президента». Это первое художественное произведение 42-го президента США; до этого у него вышли четыре нон-фикшн-книги, в том числе мемуары 2004 года «Моя жизнь». «Исчезновение президента» — политический триллер о вымышленном лидере США, которому пришлось столкнуться с масштабной кибератакой на всю Америку.

Импичмент, убийца и кража данных

«Исчезновение президента» Клинтон написал вместе с автором детективов-бестселлеров Джеймсом Паттерсоном — самым продаваемым автором в США, которого Стивен Кинг называл«кошмарным, но очень успешным писателем». На официальном сайте, посвященном выходу книги, ее называют «самым захватывающим и удивительным триллером за годы» — и обещают «детали, которые может знать лишь президент, и напряжение, которое способен создать лишь Джеймс Паттерсон». Первый тираж романа — миллион копий; как сообщает Time, это в два раза больше, чем у рядовой книги Джеймса Паттерсона.

The Guardian иронизирует, что на самом деле по сюжету президент никуда не исчезает: он просто временно «залегает на дно», чтобы справиться с кризисом. К тому же повествование в книге ведется от его лица. «Вряд ли этот прием сработал бы, если бы президент не имел понятия, где находится или что собирается сделать», — пишет обозреватель газеты и писатель Стивен Пул. По его мнению, самое удивительное, что можно узнать из книги, — это то, что в Белом доме есть боулинг с одной-единственной дорожкой.

Главный герой романа, президент Джонатан Дункан, по утверждению издания, деталями своей биографии напоминает что-то среднее между самим Биллом Клинтоном и Джоном Маккейном. Как и Клинтон, он познакомился с женой в юридической школе (правда, она трагически погибла), и у него есть взрослая дочь; подобно Маккейну, вымышленный президент был военнопленным — но не во Вьетнаме, а в Ираке. У завязки романа есть еще одна перекличка с реальностью: президенту Дункану угрожает импичмент. «Борьба за власть стара как мир, — досадуетглавный герой. — Но некоторые мои оппоненты по-настоящему меня ненавидят».

Как отмечает Time, потенциальный импичмент в романе — куда более «благородного свойства», чем грозивший Клинтону в 1998 году в связи с обвинениями в домогательствах и лжесвидетельстве. В «Исчезновении президента» претензии оппонентов вызывает рискованный политический маневр, призванный предотвратить кибератаку.

У президента есть пять дней, чтобы спасти страну: кибератака «Темные века» угрожает обесточить Америку, а заодно уничтожить все банковские данные и вывести из строя систему противовоздушной обороны. Для этого президент временно меняет свою внешность с помощью грима; в деле также завязан международный убийца, одержимый классической музыкой.

Телеканал Showtime уже приобрел права на экранизацию книги; сериал по роману «Исчезновение президента» должен выйти в 2019 году. Билл Клинтон считает, что главного героя мог бы сыграть Джордж Клуни — потому что у актера уже есть похожий опыт (в фильме «Миротворец» он играл подполковника спецслужб США), а еще он «отлично выглядел на свадьбе» принца Гарри и Меган Маркл.

«Я все сделал правильно»

В интервью американской радиостанции NPR Билл Клинтон заявил, что, по его мнению, террористы действительно могут совершить кибератаку, похожую на описанную в романе. «Думаю, кто-нибудь может обрушить как минимум одну из наших сетей на востоке страны, так что мы не успеем ее восстановить. Можно и уничтожить все банковские данные, а если вирус будет достаточно умным — то и бэкапы», — сказал Клинтон. Его соавтор Джеймс Паттерсон добавил, что при работе над книгой они консультировались с «дюжиной экспертов» — и все они допускают, что подобное возможно.

Бывшего президента США также спросили, отражает ли речь героя романа его личные взгляды на текущую ситуацию в стране. В частности, в книге президент Дункан говорит: «Наша демократия не переживет то, как она скатывается в трайбализм, экстремизм и всеобщее бурлящее недовольство». Билл Клинтон заявил, что что-то похожее в Америке начало происходить с 60-х — и его жена, Хиллари Клинтон, столкнулась с этим во время своей президентской кампании. «Считаю ли я, что с Хиллари обошлись несправедливо? Да, считаю. Но проблема шире, во всей системе — из-за групп, объединившихся по интересам, огромных денег, фактически бизнес-модели того, как освещается политика. И все это располагает к параличу [системы]», — заявил Билл Клинтон в эфире NPR.

Билл Клинтон и Джеймс Паттерсон также приняли участие в ежедневном телешоу «Today» на канале NBC, где говорили о выходе книги, — и это интервью вызвало бурный резонанс. Беседа приобрела неожиданный оборот после того, как ведущий начал расспрашивать Клинтона о его личной процедуре импичмента, скандале с участием Моники Левински и движении #MeToo. Ведущий передачи Крейг Мелвин спросил у бывшего президента, переосмыслил ли он историю отношений с Левински (в марте 2018 года она написала колонку в Vanity Fair, где говорила о злоупотреблении властью со стороны Клинтона). Билл Клинтон ответил, что и во время тех событий чувствовал себя ужасно, но уточнил, что его поддерживали две трети американцев — а в его команде было много женщин на руководящих постах.

На вопрос ведущего, извинился ли Клинтон перед Левински лично, тот сказал, что принес извинения всем в мире, но конкретно Левински — нет. «Я никогда с ней не разговаривал [после случившегося]. Но я не раз публично говорил, что я виноват. Мои извинения были прилюдными». Как пишет The Rolling Stone, Билл Клинтон ни разу за интервью не продемонстрировал угрызений совести по поводу случившегося. «Я все сделал правильно. Я защищал конституцию», — сказал Клинтон в эфире NBC об угрожавшем ему импичменте за ложь под присягой — об отношениях с Моникой Левински.

Ольга Страховская

Метки: триллер, книги, Мемуары, Билл Клинтон
21:59 18.05.2018
Анастасия Бузько опубликовала запись в сообщество Книги

Ученые расшифровали две секретные страницы из дневника Анны Франк. Это размышления о сексе и пересказ анекдотов

Заклеенные страницы дневника Анны Франк фотографируют для обработки. 15 мая 2018 года

Peter Dejong / AP / Scanpix / LETA

Потайные страницы

Сотрудники дома-музея Анны Франк в Амстердаме объявили, что смогли узнать содержание двух страниц дневника девочки, которое оставалось тайной около 70 лет. Эти страницы сама Анна заклеила плотной коричневой гуммированной бумагой, отклеить которую было невозможно, не испортив дневник.

Еврейская девочка Анна Франк завела дневник 12 июня 1942 года, в день своего 13-летия, и вела его на протяжении двух лет — пока ее семья скрывалась в убежище, оборудованном в задней части дома на набережной Амстердама. 4 августа 1944 года Франк с семьей арестовали и отправили в концентрационный лагерь Вестерборк, а затем в Освенцим. Осенью того же года Анну и ее старшую сестру Марго перевели в лагерь Берген-Бельзен, и там они умерли. Единственным выжившим родственником Анны Франк был ее отец; в 1947 году он опубликовал сохранившийся дневник дочери. Впоследствии книгу перевели на более чем 60 языков, она стала бестселлером. Это не просто одно из самых известных свидетельств о Холокосте, но и история преодоления: обычный подросток описывает свои повседневные радости и переживания, живя взаперти — и строя планы на будущее, хотя читатель знает, что совсем скоро героиня умрет.

В 2016 году, во время плановой проверки состояния дневника, исследователи решили использовать новые технологии и попробовать рассмотреть текст, спрятанный под слоем клейкой бумаги. Для этого страницы сфотографировали, подсветив сзади, а затем изображение обработали на компьютере. Вся работа заняла два года. Ученые смогли «увидеть» весь ранее неизвестный текст: оказалось, что на скрытых страницах дневника Анна Франк размышляла о сексе, а также пересказывала шутки, услышанные ей от взрослых. «Я использую эту испорченную страницу, чтобы записать „неприличные“ шутки», — говорится в дневнике. Всего на страницах, заклеенных гуммированной бумагой, она написала четыре шутки и 33 строчки о сексуальном образовании и проституции. Еще пять фраз были ей зачеркнуты.

Записи датированы 28 сентября 1942 года; к этому моменту Анна Франк и ее семья уже два месяца скрывались от нацистов. В тот день рабочие ремонтировали туалет под комнатой, где пряталась семья Анны Франк, и девочке и ее близким нужно было вести себя очень тихо. Весь день Анна писала: обращалась к своим воображаемым друзьям, подписывала фотографии и письма, которые она вложила в дневник, составила список 12 признаков красоты — и отметила, насколько им соответствовала. Как пишут исследователи, «в тот день Анна пристально изучала себя, свою сексуальность и мир вокруг».

«Все мужчины, если они нормальные, ходят к женщинам»

Анна Франк писала о сексе, отвечая на вопросы, которые задавал ей воображаемый собеседник: о половом акте, менструации и контрацепции. Как заметил один из историков, работавших над реконструкцией текста, «она заводит разговор с воображаемым человеком и ему рассказывает про секс. Так она создает литературное пространство — в нем можно писать на тему, которая, вероятно, вызывает у нее неловкость».

Половой акт Анна Франк описывает как «ритмичные движения» и добавляет: «мужчины считают эти действия очень приятными и страстно желают их. Женщины тоже, но меньше». Впрочем, девочка отмечает, что женщины могут заниматься сексом для удовольствия — и тогда используют контрацепцию.

Анна описывает и первую менструацию — которая, по ее словам, начинается около 14 лет. По мнению девочки, это «знак, что женщина созрела для отношений с мужчиной, но, разумеется, этого нельзя делать, пока не выйдешь замуж». Она также пишет, что мужчины могут получать секс за деньги: «Все мужчины, если они нормальные, ходят к женщинам. Такие женщины обращаются к ним на улицах, и они уходят вместе. В Париже для этого есть большие дома. Папа там был». Кроме этого Анна Франк намекает на то, что ее дядя Уолтер — гей.

В одной из записанных ей «неприличных шуток» говорится, что «все женщины из Вермахта приезжают в Нидерланды, чтобы солдатам было на чем спать». Другая описывает тяготы брака: «У одного мужчины была очень уродливая жена, и он не хотел с ней вступать в отношения, — пишет Анна Франк. — Однажды вечером он пришел домой и застал в постели жены своего друга. „Ему хочется, а мне приходится!“, — воскликнул мужчина».

«Анна Франк обезоруживающе пишет о сексуальности, — говоритдиректор дома-музея Анны Франк Рональд Леопольд. — Как любой подросток, она испытывает любопытство к этой теме». Он заметил, что Анна Франк писала о сексе и в других местах дневника, которые не стала прятать. По его мнению, ценность обнаруженного текста не в его содержании, а в том, что эти страницы дают более глубокое представление о становлении Франк как писательницы.

Метки: книги, дневник, расшифровка, Анна Франк
22:16 04.05.2018
Анастасия Бузько опубликовала запись в сообщество Книги

Нобелевский комитет отказался от вручения премии по литературе в 2018 году

Нобелевский комитет объявил о том, что не будет вручать премию по литературе в 2018 году. Это решение принято на фоне скандала в Шведской академии, отвечающей за награждение и отбор номинантов.

На вручение премий 2018 года в других областях это не повлияет.

В 2019 году вручение Нобелевской премии по литературе будет возобновлено. Тогда будут объявлены сразу два лауреата — за 2018 и 2019 годы.

В последний раз вручение премии по литературе переносилось в 1943 году из-за Второй мировой войны.

В конце 2017 года Шведская академия, вручающая Нобелевскую премию по литературе, начала внутреннее расследование об утечке данных, в котором подозревался муж одного из членов организации. Его также заподозрили в сексуальных домогательствах к женщинам.
По данным шведских СМИ, подозреваемым является Жан-Клод Арно — 71-летний фотограф и театральный режиссер, муж поэта и члена Шведской академии Катарины Фростенсон. Он якобы систематически раскрывал посторонним имена будущих лауреатов Нобелевской премии по литературе, а также рассказывал, кто станет новым членом Шведской академии. Сам Арно все выдвинутые в свой адрес обвинения отрицает.
На фоне скандала в апреле 2018 года в отставку подала постоянный секретарь Шведской академии Сара Даниус.

Метки: книги, нобелевская премия, 2018
04:52 02.05.2018
Анастасия Бузько опубликовала запись в сообщество Книги

Майские книжные новинки

Галина Юзефович рассказывает о майских новинках художественной литературы и нон-фикшна. В том числе — о новых романах Гузели Яхиной, Фредерика Бакмана и Алексея Сальникова, продолжении трилогий Йена Макдональда, Феликса Пальмы и Джоджо Мойес; а также о «Homo Deus» — новой книге автора исторического бестселлера «Sapiens», а еще об исследовании феномена знаменитости и книге о Холокосте в Литве.

Гузель Яхина. Дети мои. М.: АСТ, Редакция Елены Шубиной, 2018

Второй —долгожданный — роман Гузели Яхиной, всенародной любимицы, лауреата премии «Большая книга» и автора «Тотального диктанта-2018». Поклонники ее предыдущей книги «Зулейха открывает глаза» не будут разочарованы: в «Детях моих» Яхина рассказывает, в сущности, ту же самую историю про глобальную трагедию, которая неожиданно оборачивается персональной возможностью, только на сей раз в главной роли не татарская женщина, а немецкий мужчина.

Фредерик Бакман. Здесь была Бритт-Мари. М.: Синдбад, 2018. Перевод Е. Тепляшиной

Одна из самых несимпатичных героинь предыдущего романа шведского писателя Фредерика Бакмана «Бабушка велела кланяться и передать, что просит прощения», зловредная соседка Бритт-Мари возвращается к читателю в новом качестве. Налаженная жизнь дала трещину: после долгих лет брака муж ей изменил, и теперь Бритт-Мари с единственным чемоданом отправляется строить новую жизнь в новом городе. Как всегда у Бакмана, толком не разберешь, в какой момент добрейшая сказочка перетекает в жесткую экзистенциальную драму, но ведь именно за это мы его и любим.

Йен Макдональд. Волчья Луна. СПб.: АСТ, Астрель-СПб, 2018. Перевод Н. Осояну

Первая часть трилогии англичанина Йена Макдональда об освоении Луны и войнах лунных экономических кланов закончилась таким умопомрачительным клиффхэнгером, что дождаться выхода продолжения было непросто. Однако терпение вознаграждается: вторая часть ничем не уступает первой, все прежние сюжетные узлы в ней эффектно развязываются — и тут же завязываются новые, еще более тугие. Единственная плохая новость — третьей части нет пока даже на английском, так что финала ждать минимум пару лет.

Алексей Сальников. Отдел. М.: ЛайвБук, 2018

Второй роман — всегда серьезное испытание для писателя. Но «Отдел» — на самом деле не вторая, а первая книга сверхновой звезды отечественной прозы Алексея Сальникова, написанная за несколько лет до нашумевших «Петровых в гриппе и вокруг него», так что в данном случае испытание можно считать успешно пройденным. «Отдел» похож на «Петровых» обаятельным, безошибочно узнаваемым авторским языком, но на этом сходство, пожалуй, заканчивается. В этот раз Сальников рассказывает историю куда более жесткую, страшную и прямолинейную, но в то же время заметно более актуальную и парадоксальным образом смешную.

Анна Гавальда. Я признаюсь. М.: Издательство АСТ, 2018. Перевод Т. Поздневой

Француженка Анна Гавальда — профессиональный производитель патентованного и мегапопулярного коктейля из нежности, юмора и оптимизма. Ее новая книга — сборник историй от первого лица, немного наивных и очень искренних, в которых безымянные герои на разные голоса выбалтывают свои стыдные, смешные и милые секреты — словно подставляют читателю беззащитное мягкое брюшко. В общем, как и все другие книги автора, — комфортное необременительное чтение без назойливого послевкусия.

Феликс Пальма. Карта Хаоса. М.: АСТ, CORPUS, 2018. Перевод Н. Богомоловой

В заключительной части своей псевдовикторианской трилогии испанец Феликс Пальма продолжает обыгрывать эстетику Герберта Уэллса. Как и в двух предыдущих книгах («Карта времени» и «Карта неба»), на протяжении без малого семисот страниц Пальма будет развлекать читателя шарадами и изящными головоломками, поминутно обманывая его ожидания и в причудливых пропорциях смешивая фантастику с реальностью. А игровым полем ему на сей раз послужит самый загадочный и страшный из романов Уэллса — «Человек-невидимка».

Джоджо Мойес. Все та же я. М.: Иностранка, Азбука-Аттикус, 2018. Перевод О. Александровой

Нынешняя королева сентиментального жанра англичанка Джоджо Мойес пишет по книге в год, но глобальный успех и миллионные тиражи пришли к ней с романом «До встречи с тобой» — небесным эталоном душещипательной прозы. Неожиданно остроумная история Луизы Кларк, девушки из рабочего класса, жизнь которой радикально изменилась после знакомства с парализованным молодым красавцем, продолжилась во втором романе цикла — «После тебя». И вот, наконец, на русском выходит третья часть франшизы — «Все та же я», в которой неунывающая Луиза отправляется покорять Нью-Йорк.

Юваль Ной Харари. Homo Deus. М.: Синдбад, 2018. Перевод М. Тюнькиной

Мировой бестселлер израильского историка Юваля Ноя Харари «Sapiens» исследовал прошлое человека как социального вида. В продолжении, озаглавленном «Homo Deus», Харари обращается к будущему и рассматривает головокружительные перспективы, которые откроются перед человечеством благодаря сочетанию гуманизма, которому автор предрекает судьбу главной мировой религии XXI века, и новых технологий.

Антуан Лилти. Публичные фигуры: Изобретение знаменитости, 1750-1850. СПб.: Издательство Ивана Лимбаха, 2018. Перевод П. Каштанова

Захватывающее исследование современного французского историка Антуана Лилти — попытка найти в прошлом истоки одного из важнейших феноменов сегодняшнего дня — культуры «селебритиз». Исследуя практики публичного поведения знаменитостей XVIII и XIX веков и методы их коммуникации с поклонниками, Лилти выявляет механизмы, в разные эпохи заставляющие одних людей искать популярности, а других — увлеченно следить за жизнью кумиров.

Рута Ванагайте, Эфраим Зурофф. Свои: Путешествие с врагом. М.: АСТ, CORPUS, 2018. Перевод А. Васильковой

Знаменитая книга литовской журналистки Руты Ванагайте, написанная при участии профессионального охотника за нацистскими преступниками Эфраима Зуроффа, — памятник недосягаемой профессиональной честности и отваги. Объехав всю Литву и опросив десятки свидетелей, Ванагайте безжалостно и точно описала деятельное участие одной части жителей страны — литовцев — в массовом уничтожении другой — евреев, обнажив тем самым в трагедии Холокоста новые пугающие грани.

Метки: книги, критика, новинки, анонс
22:33 19.03.2018
Анастасия Бузько опубликовала запись в сообщество Книги

ж Сондерс. Линкольн в бардо. М.: Издательство "Э", 2018. Перевод Г. Крылова

Посмертное существование покойников, их меланхоличная возня, запоздалые жалобы и препирательства — один из классических сюжетов американской литературы, причем скорее поэзии, чем прозы. Конечно, при желании можно вспомнить рассказ Эдгара Алана По «Без дыхания», в котором заживо (предположительно) погребенный герой встречается на сельском кладбище с его обитателями, или недавний роман Фэнни Флэгг «О чем весь город говорит», где благожелательные мертвые с любовью наблюдают из могил за жизнью своих потомков. Но все же именно поэты — Эмили Дикинсон, Эдвин Арлингтон Робинсон и, конечно, Эдгар Ли Мастерс — создали наиболее впечатляющую портретную галерею душ, застрявших на полпути от бытия к небытию. Собственно, в том самом месте, которое буддисты называют «бардо», а прошлогодний лауреат Букеровской премии Джордж Сондерс вынес на обложку своего романа.

Линкольн, упомянутый в названии, — это вовсе не президент США Авраам Линкольн, а его 11-летний сын. Круглолицый Уилли, такой трогательный в своем неуемном веселье, умирает в самый тревожный для его родины час. Отец мальчика недавно развязал гражданскую войну, в которой Север пока несет колоссальные потери, энтузиазм первых военных дней угас и на смену ему приходят тягостные сомнения в оправданности кровопролития. Маленький Уилли мечется в бреду в своей спальне, покуда внизу, в Белом доме, его родители устраивают роскошный прием, призванный укрепить боевой дух нации, а несколькими днями позже отправляется на кладбище, сопровождаемый проклятиями в адрес его отца — черствого тирана, равнодушного к страданиям сограждан.

Сраженный горем и угрызениями совести президент не может отпустить сына, и ребенок, даже за гробом покорный воле отца, отказывается покинуть кладбище и перейти в неведомый край, который покойники деликатно именуют «другим местом». «Папа сказал, что он вернется», — твердит Уилли и принимает решение задержаться на тесном пятачке между жизнью и смертью в обществе таких же бедолаг, как он. Все обитатели кладбища убеждены, что на самом деле не умерли, а просто «хворают», и тешат себя ложной надеждой, будто рано или поздно вернутся на землю, к родным и близким. Взрослые могут без всяких последствий пребывать в бардо сколько угодно, но для детей это место гибельно: в силу какого-то неясного закона мироздания застрявший здесь ребенок рискует погибнуть навеки. И кладбищенские старожилы — в первую очередь троица друзей-протагонистов (юный самоубийца, разочарованный супруг, так и не успевший консумировать свой брак, и отвергнутый богом священник) — решают во что бы то ни стало убедить мальчика двинуться дальше. Но для этого им нужно привлечь на свою сторону единственного человека, который может повлиять на Уилли — его отца, безутешного президента Линкольна.

Роман Сондерса продолжает поэтическую американскую традицию не только содержательно, но и формально. В книге нет собственно авторского текста, все повествование собрано из обрывков речи мертвецов и псевдодокументальных свидетельств, написанных от лица живых. Полифоничный и обманчиво нестройный «Линкольн в бардо» поначалу воспринимается как равномерный утомительный гул, вызывающий желание заткнуть уши, однако если перетерпеть пару десятков страниц, понемногу в этом хаосе звуков проявится структура и завораживающий ритм, из тьмы проступят призрачные контуры незримого мира, а общий хор разделится на отдельные яркие и чистые голоса. В сущности, книга Сондерса — это поэма (чтоб не сказать оратория), написанная свободным стихом, и рассказывающая обо всех бедах Америки. Кровь, льющаяся на полях гражданской войны, мешается с кровью замученных рабов (даже мертвые, они не смеют приблизиться к своим бывшим господам), страдания угнетенных женщин переплетаются со страданиями подавляемых сексуальных меньшинств, и сквозь всю эту глобальную драму красной ниточкой тянется история сильного мужчины, потерявшего свое дитя.

Пожалуй, единственное, что несколько сбивает с толку в случае с романом «Линкольном в бардо», — это присуждение ему Букеровской премии. На протяжении многих лет — собственно, до 2012 года, когда премию решили вручать в том числе американцам, — британский Букер оставался премией по-хорошему предсказуемой. По большей части ее получали традиционные романы, обладающие приятным свойством универсальности, то есть понятные читателю из любой страны без специального комментария. Ни одна из этих характеристик не применима к роману Джорджа Сондерса — специфически американскому по духу и проблематике и радикально модернистскому по форме. Словом, в данном случае не стоит полагаться на стикер «Лауреат Букеровской премии» на обложке — это очень любопытная, очень поэтичная и мало на что похожая книга. Но совершенно точно не то, чего мы привыкли ждать от классического букеровского романа.

Юзефевич Г.
Метки: книги, критика, новинки
09:53 24.12.2017
Анастасия Бузько опубликовала запись в сообщество Книги

"Происхождение" Дэна Брауна

На русском языке 22 декабря выходит роман Дэна Брауна «Происхождение», рассказывающий о новых приключениях гарвардского профессора Роберта Лэнгдона. В США и Великобритании роман пока почти вдвое уступает по тиражам предыдущей книге Брауна «Инферно», а критики привычно находят в нем множество смешных неточностей и сюжетных неувязок.
Читать далее...

Метки: книги, критика, новинка, Дэн Браун
11:06 12.10.2017
Анастасия Бузько опубликовала запись в сообщество Книги

Акунин закончил последнюю книгу о Фандорине

Григорий Чхартишвили в Москве, 13 мая 2012 года

Глеб Щелкунов / Коммерсантъ

Писатель Григорий Чхартишвили (он же Борис Акунин) 9 октября объявил в своем фейсбуке, что закончил последнюю книгу об Эрасте Фандорине. Роман выйдет 8 февраля 2018 года: то есть последний том серии (его название пока держится в секрете) появится в магазинах ровно через 20 лет после первого. Литературный критик Галина Юзефович рассказывает, как Фандорину удалось стать единственным по-настоящему народным героем в постсоветской литературе.

Число людей, желающих высказаться на тему «Фандорин в моей жизни», измеряется тысячами, и это очень симптоматично: великолепный Эраст Петрович, голубоглазый брюнет с седыми висками, заика, везунчик и «благородный муж» без страха и упрека, стал единственным настоящим героем, которого за 25 лет своего существования сумела породить постсоветская литература. Редкий человек старше 30 лет, родившийся и живущий в нашей стране, не имеет в анамнезе сложной истории взаимоотношений с героем Бориса Акунина — первой влюбленности, постепенного охлаждения, драматических разрывов, горестных разочарований и страстных примирений. В сущности, Эраст Фандорин — не просто удачно придуманный сыщик из коммерчески успешного цикла детективов, но одна из пресловутых скреп, обеспечивающих культурное, духовное и поколенческое единство лучше любых «традиционных ценностей» и «нравственных устоев».

Как и положено истинному герою своего времени, Фандорин явился на отечественный книжный Олимп инкогнито, и мир его не познал — вернее, познал, но не сразу. Первые четыре романа Б. Акунина (инициал «Б» превратился в «Бориса» далеко не сразу) — «Азазель», «Турецкий гамбит», «Левиафан» и «Смерть Ахиллеса» — объединенные в два тома, почти год пылились в книжных магазинах на самых дальних полках, никем не замеченные. Казалось, что у этого экзотического цветка — изящного игрового ретродетектива, написанному атипично хорошим и сложным русским языком, нет шансов против мускулистой, брутальной и линейной детективной прозы в духе популярных тогда книжных сериалов про «Бешеного», «Слепого» и «Бандитский Петербург».

Однако уже поздней осенью 1998-го худо-бедно пережившая дефолт Россия бросилась читать книги Акунина с неимоверным пылом (приятно отметить, что в первоначальном их успехе важную роль сыграла литературная критика — вернее, конкретно обозреватель газеты «Сегодня» Вячеслав Курицын, первым вострубивший Акунину хвалу). И дальше — пожалуй, вплоть до «Алмазной колесницы» — у отечественного читателя длился сладостный и ничем не омрачаемый медовый месяц с Эрастом Петровичем. Мы с наслаждением угадывали, кто же укрылся под псевдонимом «Акунин» (правда открылась вскоре после выхода сборника повестей «Особые поручения», в который автор ввел в качестве второстепенной героини «грузинскую княжну Чхартишвили»), строили гипотезы относительно дальнейшего развития сюжета и ждали от писателя новых высот в разных областях. А профессионалы с уважением предсказывали издателю Игорю Захарову, выступившему в качестве продюсера и едва ли не соавтора Бориса Акунина, большое будущее.

Ни то, ни другое не сбылось. Ни один из созданных впоследствии Акуниным текстов не смог даже близко подойти к книгам о Фандорине ни по популярности, ни по общественному значению. А выдуманная Захаровым концепция «продюсерской литературы», при которой издатель формирует запрос, а писатель его выполняет, тихо и незаметно скончалась после нескольких лет бесплодных усилий. Однако это ни в малой мере не обесценивает «фандориниану» — скорее наоборот, подчеркивает ее уникальность и значимость.

Сегодня 1998 год видится туманным и практически непредставимым — мем «лихие» или «бандитские девяностые», введенный в обиход в разгар путинской стабильности, полностью заслонил подлинную картину того времени, яркую, сложную и неоднозначную. Сегодня трудно вспомнить, что в конце 1990-х Россия являла собой классический случай «слабого государства» со всеми его недостатками и возможностями (как мы знаем сегодня, в нашем случае так и не реализованными). Именно противоядием от этой «слабости» и стали романы об Эрасте Фандорине — трезвом, честном и вместе с тем человечном государственнике, работающем на благо сильного и, в общем, справедливого строя. Светлый «русский капитализм», по сути дела выдуманный Акуниным, стал утешительной антитезой тому раздраю, который мы видели вокруг себя, а благородный и решительный Фандорин — альтернативой властному (или, вернее, безвластному) произволу, который творился вокруг.

Продолжая эту мысль, можно сказать, что любовь к Фандорину была явлением той же природы, что и общественное воодушевление первого путинского срока — неслучайно именно на это время пришелся и пик всенародной популярности и влияния Григория Чхартишвили как публичного интеллектуала и, по сути дела, «государственного писателя» России. В это время многим казалось, что возврат к риторике и традициям «золотого века России», с известной натяжкой отнесенного на время правления Александра III и на первые годы Николая II, станет возрождением самого этого счастливого, справедливого и гармоничного времени, где безупречные «фандорины» имеют шанс размножиться и преуспеть.

Сегодня, увы, Фандорин не тот, что раньше. Он (как, к слову сказать, и его автор) пережил множество разочарований, главным из которых стало разочарование в государстве и государственничестве как идеологии. Из героя, чье сердце билось в унисон с сердцами читателей, он, по сути дела, превратился в реликт прежней эпохи — ностальгический, воплотивший в себе наши собственные идеалы и мечты, и потому сегодня вызывающий не столько любовь, сколько жалость и неловкость — о господи, какими же глупыми, смешными и наивными мы были каких-то 20 лет назад. Иными словами, Григорий Чхартишвили совершенно прав, приняв решение проститься с Эрастом Петровичем в этой точке — время пришло, и оттягивать этот момент уже невозможно. И конечно, мы все, выросшие с этим героем, некогда очарованные им, разделявшие с ним его иллюзии и несбыточные надежды, должны присутствовать при этом прощании. Тот редкий случай, когда выражение «конец эпохи» не выглядит ни преувеличением, ни натяжкой.

Галина Юзефович

Метки: книги, Акунин, Фандорин
12:16 07.10.2017
Анастасия Бузько опубликовала запись в сообщество Книги

Нобелевскую премию по литературе получил Кадзуо Исигуро

Нобелевский комитет объявил лауреата премии по литературе 2017 года.

Источник: Reuters

Им стал британский писатель японского происхождения Кадзуо Исигуро. Об этом было объявлено на церемонии в Стокгольме, где находится Шведская королевская академия наук, присуждающая премию. Прямая трансляция объявления победителя ведется на сайте Нобелевского комитета.

Премию Исигуро вручили за то, что он «в романах большой эмоциональной силы раскрыл пропасть, таящуюся под нашим иллюзорным чувством связи с миром».

Кадзуо Исигуро родился в 1954 году в Нагасаки. Когда будущему писателю было пять лет, его семья переехала в Великобританию, где Исигуро вырос и получил высшее образование. Успех Исигуро принесла первая же его книга — роман «Там, где в дымке холмы» (A Pale View of Hills, 1982, русск. пер. Сергея Сухарева, 2007 год). Действие своего следующего романа, «Художник зыбкого мира» (An Artist of the Floating World, 1986, русск. пер. Ирины Тогоевой, 2007 год), автор снова поместил в послевоенный Нагасаки. Самым известным его романом этого периода стала книга «Остаток дня» (The Remains of the Day, 1989, русск. пер. Владимира Скороденко, 2007 г.). В основу его сюжета были положены воспоминания дворецкого, всю жизнь безупречно прослужившего английскому лорду.

Впоследствии в творчестве Исигуро стали появляться элементы фантастики, как, например, в знаменитом романе-антиутопии «Не отпускай меня» (2005, русск. пер. Леонида Мотылева, 2009 год). В 2009 году у писателя вышел сборник рассказов «Ноктюрны: пять историй о музыке и сумерках» (2009, рус. пер. Александра Гузмана, 2010 год). Последняя крупная работа Кадзио Исигуро — роман «Погребенный великан» (2015, рус. пер. Марии Нуязиной, 2016 год).

В 2016 году лауреатом премии стал американский поэт и певец Боб Дилан. Ему вручили премию с формулировкой: «За создание новых средств поэтической выразительности в рамках великой американской песенной традиции». За свою творческую карьеру Дилан опубликовал несколько сборников стихов, но мировую славу ему обеспечили исполняемые со сцены песни. Дилан получил двенадцать статуэток «Грэмми», в 2001 году — премию Американской киноакадемии «Оскар» за лучшую песню к фильму, а в 2008 году музыкант и исполнитель был награжден престижной Пулитцеровской премией с формулировкой «за выдающееся влияние на популярную музыку и американскую культуру, отмеченное лирическими композициями исключительной поэтической силы».

Количество созданных им сверхпопулярных хитов исчисляется десятками, а его музыка и тексты песен оказали влияние на многих современных и уже ушедших музыкантов, включая таких, как Джон Леннон, Джимми Хендрикс, Эрик Клэптон и др. Дилан известен как первый крупный музыкант современной Америки, сделавший популярную песню средством для разговора о серьезных общественных проблемах.

Годом ранее лауреатом Нобелевской премии по литературе присудили писательницеиз Белоруссии Светлане Алексиевич — за ее «многоголосное творчество — памятник страданию и мужеству нашего времени». Алексиевич известна как автор документальной прозы на русском языке — таких книг, как «У войны неженское лицо» (1984, воспоминания женщин, прошедших через Великую Отечественную войну), «Цинковые мальчики» (1989, воспоминания ветеранов войны в Афганистане), «Чернобыльская молитва» (1997, о ветеранах ликвидации Чернобыльской катастрофы) и др.

Основатель премии Альфред Нобель распорядился ежегодно награждать современного автора, «создавшего наиболее значительное литературное произведение идеалистической направленности». Первая Нобелевская премия по литературе была присуждена в 1901 году, ее лауреатом стал французский поэт и эссеист Сюлли Прюдом. Полный список лауреатов Нобелевской премии по литературе можно посмотреть на ее сайте.

Дмитрий Иванов

Метки: книги, 2017, Нобелевский лауреат
21:59 12.07.2017
Анастасия Бузько опубликовала запись в сообщество Книги

Эрих Мария Ремарк

Ремарк — эталон писателя ХХ века. Одинокий бабник, мужественный герой-неудачник, надломленный войной сентиментальный циник. Вместе с Хемингуэем он воспел «потерянное поколение» — тех, чья молодость выпала на межвоенное время. Воспел так, что переехал как трактором еще два-три поколения, которым тоже хотелось красиво страдать, красиво бросать женщин и, конечно, красиво вредить здоровью (пить и курить), как герои Ремарка. Побег в любовь и алкоголь с подачи писателя навсегда был принят читателями как рецепт от всех бед.

Эрих Мария Ремарк

Воспев романтичное самоуничтожение, сам Эрих Мария Ремарк прожил довольно долгую (1898–1970), бурную и успешную жизнь. Роман «На Западном фронте без перемен» (1928) сделал его богачом и знаменитостью. Он переезжал из страны в страну, убегая то от фашизма, то от несчастных любовей. Много, мучительно, но успешно писал. И почти все время боролся с алкоголизмом. Его дневники пестрят записями:
«Надо бросить пить. Нельзя терять себя»
«Опомнись, брат. Пей лишь с друзьями. А не на людях»
«Сколько времени выпито и прокурено!»

К счастью для читателей, этот порок питал и его прозу. У Ремарка пьют все. В «Трех товарищах» — водку от жизнелюбия; в «Триумфальной арке» — кальвадос от отчаяния; в «Жизни взаймы» — вино от обреченности.

В относительно благополучной жизни самого Ремарка пьянство было еще и ответом на любовные неудачи, если можно так назвать десятки романов с богемными красавицами. Лени Рифеншталь, Грета Гарбо, Марлен Дитрих…

«Ремарк пьет не зная меры. [...] В августе 43-го у него опять короткий и бурный роман — с Сандрой Рамбо. «Каждый день Наташа. Каждый день Сандра... Одному богу известно, чем это кончится!» [...] По утрам мучительно вспоминает, что говорил и делал во хмелю накануне вечером»
(В. фон Штернбург. Биография Ремарка).

Кончилось это циррозом и заболеванием сердца. Ну и десятком гениальных романов, обязательных к прочтению с 16 до 20 лет.

Гений против употребления

1898–1928 Родился 22 июня в Оснабрюке (Германия) в католической семье переплетчика с французскими корнями. В детстве учится рисованию и музыке, много читает. В 17 лет уходит на фронт Первой мировой. Множественные ранения. После войны работает библиотекарем, учителем, журналистом, органистом в церкви при психиатрической лечебнице, бухгалтером и даже автогонщиком. Женится на Ильзе Ютте Цамбоне, страдающей туберкулезом, однако ведет разгульный образ жизни. С окопных времен предпочитает кальвадос — «напиток мужественных парней». Первые шаги в литературе.

1929–1936 «На Западном фронте без перемен». Книгу переводят на 43 языка, фильм по ней получает «Оскара». «Три товарища» и «Возвращение». «Годы пьянства, преднамеренная гульба после первой книги», — запишет он в дневнике. За антифашистские взгляды его лишают немецкого гражданства, книги публично сжигают. Живет в Швейцарии, Франции, помогает беженцам. Переезжает в США. Обласкан Голливудом.

1937–1946 «Триумфальная арка» (прототип героини — Марлен Дитрих). «Возлюби ближнего». Мучительный многолетний роман с Дитрих, беспрерывные запои приводят к циррозу печени. В 1941 году получает американский паспорт и завидует Хемингуэю, попавшему на фронт Второй мировой. Работает мало: «Ясно вижу, что писать не могу».

1947–1970 Возвращение в Европу, ухудшение здоровья. Ремарк сбавляет обороты: «Не курю, почти не пью. Обхожусь без кофе. Трудно начать работать не куря». Женится на актрисе Полетт Годдар. Получает медаль и титул почетного гражданина от родного города и орден ФРГ. Плодотворно работает: «Искра жизни», «Время жить и время умирать», «Черный обелиск», «Жизнь взаймы», «Ночь в Лиссабоне». Умирает от аневризмы аорты, поставив точку в рукописи «Тени в раю».

Пьянство и карьера Ремарка


Подруга со стажем

Рут Мартон, американская актриса, подруга, друг и биограф писателя, оставила бесценные воспоминания о Бони (так звали Ремарка близкие) в книге «Береги себя, мой ангел».

Ремарк: Береги себя, мой ангел

«Я, чтобы не дать Бони напиться, сама выпила почти всю бутылку вина. Бони онемел. Я редко выпивала больше бокала».

«Один из его любимых рассказов был о том, как он в пять часов утра, после одной из голливудских вечеринок, переиграл самого Артура Рубинштейна. К счастью, оба были настолько пьяны, что вряд ли были способны заметить разницу!»

«Я знаю, что Полетт делала все, что в ее силах, чтобы удержать его от пьянства, но мне слишком хорошо было известно также упрямство Ремарка. Он сам говорил, что не сможет бросить пить, коли уж начал, а Денвер объяснил мне, что организм Бони просто не готов к полному воздержанию от алкоголя».

Метки: жизнь, книги, автор, Ремарк
15:56 14.06.2017
Анастасия Бузько опубликовала запись в сообщество Книги

Книги, обладающие тончайшим психологизмом!

1. Джек Лондон — "Мартин Иден"
Самый необычный роман Джека Лондона.
Роман, который взорвал сознание нескольких поколений молодых людей разных стран, одержимых его почти ницшеанской идеей "сильного мужчины", преодолевающего любые препятствия.
Сейчас, конечно, ницшеанские мотивы уже не актуальны, но основная его идея по-прежнему благородна...
Настоящий мужчина не боится трудностей, не совершает предательства, не отступает перед врагом и всегда готов защитить любимую женщину.
Звучит банально? Но только не для неподвластных времени героев Джека Лондона.
2. Федор Достоевский — "Идиот"
"Идиот" — один из самых известных романов Федора Михайловича Достоевского, вершина его прозы. Роман переведен на сотни языков, а экранизации этой трагической и пронзительной истории появляются едва ли не с момента рождения кинематографа и по сей день, причем среди режиссеров, отважившихся предложить свою версию, такие мастера, как Иван Пырьев, Акира Куросава, Анджей Вайда и многие другие. В своем произведении Достоевский задумывал изобразить положительно прекрасного человека. "Труднее этого нет ничего на свете, — признавался он. — Все писатели, не только наши, но даже все европейские, кто только ни брался за изображение положительно прекрасного, — пасовал. Потому что это задача безмерная". Эту задачу писатель воплотил, противопоставив людскому злу и ненависти страстную и мятущуюся душу князя Мышкина, которого называют идиотом, но чьими устами глаголет истина: "Сострадание есть главнейший и, может быть, единственный закон бытия всего человечества".
3. Лев Толстой — "Анна Каренина"
В мире, где сильны традиции, где правят предрассудки и непоколебимые стереотипы, где чувства принято держать под контролем, беда тому, кто осмелится послушаться своего сердца. Ведь сердце не знает правил, а итог может оказаться совершенно непредсказуемым. Величайшая история невозможной любви, разрушающей привычные представления об отношениях мужчины и женщины, раскрывается на страницах «Анны Карениной».
Роман был многократно экранизирован, роль Анны Карениной сыграли Грета Гарбо, Вивьен Ли и Софи Марсо — любимые актрисы миллионов. Но только прочтя оригинал, вы сможете сами решить, похожа ли бунтарка Анна хотя бы на одну из них...
4. Чак Паланик — "Бойцовский клуб"
«Бойцовский клуб» – самый знаменитый роман Чака Паланика. Все помнят фильм режиссера Дэвида Финчера с Брэдом Питтом в главной роли? Он именно по этой книге. Это роман-вызов, роман, созданный всем назло и вопреки всему, в нем описывается поколение озлобившихся людей, потерявших представление о том, что можно и чего нельзя, где добро и зло, кто они сами и кто их окружает. Сам Паланик называет свой «Бойцовский клуб» новым «Великим Гэтсби». Какие же они – эти Гэтсби конца XX века?
5. Джеймс Джойс — "Улисс"
Джеймс Джойс, великий ирландский писатель, классик и одновременно разрушитель классики с ее канонами, человек, которому более чем кому-либо обязаны своим рождением новые литературные школы и направления ХХ века. Роман "Улисс" (1922) — главное произведение писателя, определившее пути развития искусства прозы и не раз признанное лучшим, значительнейшим романом за всю историю этого жанра. По замыслу автора, "Улисс" — рассказ об одном дне, прожитом одним обывателем из одного некрупного европейского городка — вместил в себя всю литературу со всеми ее стилями и техниками письма и выразил все, что искусство способно сказать о человеке.
6. Михаил Шолохов — "Тихий Дон"
"Тихий Дон" — роман, принесший автору — русскому писателю Михаилу Шолохову — мировую известность и звание лауреата Нобелевской премии; масштабная эпопея, повествующая о трагических событиях в истории России, о человеческих судьбах, искалеченных братоубийственной бойней, о любви, прошедшей все испытания. Трудно найти в русской литературе ХХ века произведение, равное "Тихому Дону" по масштабу охватываемых событий, уровню осмысления действительности и свободе повествования.
7. Грегори Дэвид Робертс — "Шантарам"
Один из самых поразительных романов начала XXI века. Эта преломленная в художественной форме исповедь человека, который сумел выбраться из бездны и уцелеть, протаранила все списки бестселлеров и заслужила восторженные сравнения с произведениями лучших писателей Нового времени, от Мелвилла до Хемингуэя. Подобно автору, герой этого романа много лет скрывался от закона. Лишенный после развода с женой родительских прав, он пристрастился к наркотикам, совершил ряд ограблений и был приговорен австралийским судом к девятнадцати годам заключения. Бежав на второй год из тюрьмы строгого режима, он добрался до Бомбея, где был фальшивомонетчиком и контрабандистом, торговал оружием и участвовал в разборках индийской мафии, а также нашел свою настоящую любовь, чтобы вновь потерять ее, чтобы снова найти...
8. Айн Рэнд — "Атлант расправил плечи"
"Атлант расправил плечи" — центральное произведение русской писательницы зарубежья Айн Рэнд, переведенное на множество языков и оказавшее огромное влияние на умы нескольких поколений читателей. Своеобразно сочетая фантастику и реализм, утопию и антиутопию, романтическую героику и испепеляющий гротеск, автор очень по-новому ставит извечные не только в русской литературе "проклятые вопросы" и предлагает свои варианты ответов — острые, парадоксальные, во многом спорные.
9. Чарлз Диккенс — "Домби и сын"
Один из самых грустных и психологически глубоких романов Диккенса.
Роман, в котором он беспощадно обнажает душу ранневикторианского буржуа, лишенного человеческих чувств и одержимого жаждой наживы.
Таков мистер Домби — весьма респектабельный человек, который никогда не нарушает правил морали. Так почему же его респектабельность, его представления о долге, чести и порядочности губят жизнь всех его близких — и даже его собственную?
Диккенс не дает прямого ответа на этот вопрос, — однако история дочери мистера Домби Флоренс и ее возлюбленного Уолтера Гэя — выходца из простой рабочей семьи, этих истинных представителей нового взгляда на жизнь, в которой есть место не только долгу, но и чувствам внушает читателю надежду на будущее.
10. Уильям Голдинг — "Повелитель мух"
Перед вами жемчужины творческого наследия Уильяма Голдинга.
"Повелитель мух". Гротескная антиутопия, "черная робинзонада" и роман-предупреждение...
"Шпиль". Исторический роман и философская притча, исследующая тайные лабиринты души, одержимой "жаждой созидания"...
Читайте — и перечитывайте снова, снова и снова...
Метки: книги, лучшие, ценность, психологизм
12:16 06.06.2017
Анастасия Бузько опубликовала запись в сообщество Книги

Грех молчания делает людей трусами

Американская писательница и поэтесса, наиболее известной работой которой стал сборник 'Poems of Passion'. Весь мир знает ее по стихотворению 'Solitude', которое содержит строки 'Laugh, and the world laughs with you; Weep, and you weep alone'

('Смейся — и весь мир будет смеяться вместе с тобой, плачь — и ты будешь плакать в одиночестве').

В 1918 году, за год до ее смерти, была опубликована ее автобиография 'The Worlds and I'.


Элла Уилер родилась 5 ноября 1850 года на ферме в Джонстауне, штат Висконсин (Johnstown, Wisconsin), и стала младшей из четырех детей в семье. Вскоре семья перебралась к северу от Мэдисона (Madison). Девочка начала сочинять стихи в раннем детстве и стала довольно известной поэтессой к тому времени, как окончила среднюю школу.

Ее самое известное стихотворение, 'Solitude', было опубликовано 25 февраля 1883 года в 'The New York Sun', а вдохновение пришло к автору в тот момент, когда Элла ехала на бал по случаю вступления в должность губернатора штата. Через проход от нее в поезде сидела молодая женщина, одетая в черное, которая плакала. Элла Уилер до конца поездки была рядом с ней, пытаясь успокоить попутчицу, и когда она оказалась на торжестве, она была настолько подавлена, что бал ее не радовал. Видя в зеркалах свое сияющее лицо, она вспоминала печальную вдову, и именно в этот моме

нт ей на ум пришли знаменитые начальные строки стихотворения. Послав стихотворение в 'Sun', Элла получила 5 долларов, а в мае 1883-го оно вошло в сборник 'Poems of Passion'.

В 1884 году она вышла замуж за Роберта Уилкокса (Robert Wilcox) из Меридена, штат Коннектикут (Meriden, Connecticut), где пара жила до переезда в Нью-Йорк (New York City), а затем и в Бренфорд, штат Коннектикут (Branford, Connecticut). Два дома и несколько коттеджей, которые они построили на Лонг-Айленде (Long Island Sound), стали известны как 'Bungalow Court' и были пристанищем для частных собраний их друзей, литераторов и артистов. У пары родился один ребенок, сын, который умер вскоре после рождения. Довольно скоро после свадьбы они оба заинтересовались теософией, духовным движением Новое мышление и спиритизмом.

Еще в самом начале своей супружеской жизни Роберт и Элла пообещали друг к другу, что тот, кт

о уйдет первым, потом обязательно вернется и попытается наладить общение с оставшимся. Роберт Уилкокс умер в 1916 году, после 32 лет брака. Горе поглотило Эллу, и поскольку дни шли за днями, превращаясь в недели и месяцы, а сообщений от Роберта все не было, ей становилось все хуже, она тосковала все сильнее. Именно в это время она отправилась в Калифорнию (California), чтобы увидеться с астрологом и оккультистом Максом Генделем (Max Heindel), чтобы понять, почему Роберт не обращается к ней. Гендель заверил поэтессу, что Роберт обязательно свяжется с ней, но не ранее, чем она научится контролировать свою скорбь и утешится. Несколько месяцев спустя она написала небольшую мантру или аффирмацию, которую повторяла снова и снова, уверяя себя, что готова услышать голос своего Роберта.

Уилкокс предпринимала попытки нести миру оккультные учения. Ее работы, наполненные позитивом, верой в

спиритизм и реинкарнацию, были весьма популярны среди последователей Нового мышления, а брошюра 'What I Know About New Thought' разошлась тиражом в 50 000 экземпляров, по словам издателя.

Элла Уилер Уилкокс умерла от рака 30 октября 1919 года, в своем доме в Шорт-Бич, штат Коннектикут (Short Beach, Connecticut).

Еще один широко известный афоризм Эллы Уилер Уилкокс — 'Love lights more fires than hate extinguishes' ('Любовь зажигает больше огней, чем ненависть гасит'). Она была, скорее, популярной поэтессой, чем литературной, и чаще ее стихи были полны веселья и радости. Ни одна из ее работ не вошла в антологию 'The Oxford Book of American Verse', зато издатель отобрал сразу 14 ее стихотворений для 'Best Loved Poems of the American People', в то время как стихотворения 'Solitude' и 'The Winds of Fate' вошли в сборник Мартина Гарднера (Martin Gardner) 'Best Remembered Poems'.

Елена Мурзина

Метки: творчество, фото, книги, автобиография, американская поэтесса
00:36 18.02.2017
Анастасия Бузько опубликовала запись в сообщество Книги

"Несвятые святые и другие рассказы" и "Последнее искушение Христа".

Несвятые святые и другие рассказы
Автор: Архимандрит Тихон

Книга архимандрита Тихона (в миру — Георгия Шевкунова), представляет собой сборник реальных историй, иногда — грустных, иногда смешных, иногда — трогательных.

Автор не стремится идеализировать своих героев, тем не менее, их человечность, духовность, теплота — эти качества необычайно важны писателю. Недаром эти истории используются отцом Тихоном в проповедях и беседах. Несмотря на то, что книга о людях "пришедших в монастырь", она заинтересует не только читателей разных убеждений и конфессий, но и просто светских людей.

Последнее искушение Христа
Автор: Никос Казандзакис
2012 г.

Когда роман "Последнее искушение Христа" вышел в свет, его автор Никос Казандзакис был уже в зените славы. Европейскую известность Казандзакису принесли романы "Алексис Зорба", "Христа распинают вновь", "Капитан Михалис", но особое место в его творчестве занимает "Последнее искушение Христа" — своеобразный итог религиозно-философских поисков писателя. В этом романс Казандзакис, испытавший в молодости влияние Ницше и Бергсона, переживший увлечение буддизмом и вдохновленный идеями раннего аскетического христианства, дал свою, отличную от канонической, трактовку образа Христа. Отрицательно встреченный Римско-католической церковью, роман был сразу занесен в список запрещенных книг. Спустя 30 лет о Казандзакисе и его романе заговорили снова в связи с выходом на экраны одноименного фильма Мартина Скорсезе.

Никос Казандзакис
Греция, 16.02.1883 — 28.10.1957

Никос Казандзакис родился 18 февраля 1883 года на греческом острове Крит, в городе Ираклионе. В Афинском университете изучал юриспруденцию, затем отправился в Париж, где в Сорбонне заинтересовался философией и литературой. Его мировоззрение сложилось под влиянием философии Анри Бергсона, его учения а "жизненном порыве". В литературе Казандзакис дебютировал повестью "Змея и лилия" (1906) и пьесами "Светает" и "Жертвоприношение". Во время первой Балканской войны 1912-1913 гг. он вступил в греческую армию, служил при канцелярии премьер-министра; в 1919 году премьер Э.Венизелос назначил его генеральным директором министерства социального обеспечения, он совершил поездку на Кавказ, организовав репатриацию греческих беженцев. В 1944 году, в начале гражданской войны в Греции, Казандзакис был в Афинах; через год стал президентом Союза рабочих-социалистов, был министром без портфеля в правительстве Т.Софулиса. Ведя активную общественную деятельность, писатель трижды побывал в СССР в 1925-1929 годах, он брал интервью у Франко во время гражданской войны в Испании, дважды путешествовал по Китаю и Японии, долгое время жил в Вене и Берлине, изучал интеллектуальную жизнь в Англии. Всемирное признание пришло едва ли не на исходе жизни Казандзакиса, когда из-за политических и религиозных воззрений он был вынужден расстаться с Грецией — последние десять лет жизни писатель провел во Франции. Но роман "Грек Зорба" (1943) сразу же поставил Казандзакиса в ряд крупнейших романистов мира. Затем вышли романы "Христа распинают вновь" (1948), "Капитан Михалис. Свобода или смерть" (1950), "Последнее искушение Христа" (1951), "Святой Франциск" (1953) и автобиография "Отчет для Эль Греко" (1956). Умер Никос Казандзакис 26 октября 1957 года во Фрайбурге (Германия). Произведения Казандакиса были перенесены на экран и вызвали живой отклик во всем мире: в 1964 году М.Какоянис поставил фильм "Грек Зорба", а в 1988 году Мартин Скорсезе снял "Последнее искушение Христа".

Метки: книги, новинки
Мы — это то, что мы публикуем
Загружайте фото, видео, комментируйте.
Находите друзей и делитесь своими эмоциями.
Присоединяйтесь
RSS Анастасия Бузько
Войти